Скромная питерская художница Анна Жёлудь раздает свои работы практически даром и стесняется говорить об участии на Венецианской биеннале. А зря. Ведь её искусство не просто интересно и уникально, но и отвечает самым последним трендам арт-мира. Об этом и поговорим.

anna-zhelud-scheme

Искусство Жёлудь прямое, как железо, и бесцветное, как питерское небо. Но первое с ней обретает легкость эскиза, а второе использует выразительность черно-белой гаммы. Дебютным проектом, подарившим фирменный стиль, была «Схема пространства элементарного счастья». В нем заданы два основных вектора её эстетики: условность изображаемого и обыденная, повседневная ситуация.

УСЛОВНОСТЬ РЕАЛЬНОСТИ

У Анны классическое художественное образование. Она умеет и любит рисовать, и все её творчество так или иначе живопись. Только рисует она не красками, а металлом. Железные прутья это линии, получившиеся фигуры контуры. Практически каждая её выставка снабжается эскиз-рисунком, который она воссоздает в пространстве. Можно назвать это 3D печатью графического изображения в натуральную величину. Весь её мир как будто нарисован и нет разницы между миром и рисунком мира.

anna-zhelud-scheme

ЭСТЕТИКА ПОВСЕДНЕВНОСТИ

Если совершить путешествие от выставки к выставке (что позволяет сайт художницы!), видна тщательная работа с пространством и расположением в нем объектов. В интервью она прямо говорит, что вещи без способа их расположения в пространстве теряют всю силу. Это не просто стулья, рояли и машины из железных прутьев, а скелет нашей повседневной жизни, в которой сами реальные объекты меняются от человека к человеку, но неизменно остаются структурные места их расположения.

anna-zhelud-scheme
anna-zhelud-scheme

БЫТОВОЙ МИМЕСИС

Самые древние теории красоты основываются на простом принципе нам нравится то, что мы знаем. Когда мы в новом для нас феномене узнаем знакомые черты, мы рефлекторно испытываем удовольствие. Принцип, действующий от античности до когнитивистики.

Что делает искусство Анны Жёлудь таким приятным для взгляда? Способность создать форму для переживаний зрителя. Автор вырисовывает знакомые всем формы и создает из них привычное пространство. Мы видим минимальные структурные точки того, что принято считать домашним уютом, картинной галереей или кабинетом врача. Обстановка всегда узнается нами с первого взгляда, здесь не нужны пояснительные таблички или методичный голос экскурсовода. Вот умывальник, вот зеркало над ним, а рядом стульчик. На инсталляциях Анны Жёлудь мы попадаем в помещения нашей обычной жизни и испытываем приятное чувство узнавания. На железный каркас, как на вешалку, мы надеваем свои собственные воспоминания, переживания или смешные моменты. Художница почти не добавляет собственные истории в контекст выставки-схемы, они максимально обезличены. И эта пустота и позволяет нам наполнить объекты своими переживаниями, мы как будто путешествуем по своей жизни, по жизни фильмов и книг. Когда мы попадаем в инсталляцию, у нас срабатывает механизм узнавания, что сразу располагает нас к этим, казалось бы, бездушным и нейтральным каркасам. Крючок, на который нас ловит автор — это мы сами.

anna-zhelud-scheme

ПУСТОТА

Если подойти с формальной точки зрения к объектам, то пропустить мимо деятельную силу пустоты никак нельзя. Пустоты играют сильнейшую роль в эстетики Жёлудь. То, как она расставляет объекты, использует пространство между ними и внутри них, позволяет добиться ощущения легкости всей инсталляции. Здесь нет лишних линий или пустой гонки за масштабностью, только геометрия фигур и формализм, возведенный в абсолют. Это искусство на стыке минимализма и концептуализма берет лучшее из обоих течений. Точность и чистота формы совмещается с концептуальностью материала. Её искусство это способ рисовать в пространстве с помощью металла. Она не извлекает вещи из привычного контекста, а, наоборот, воссоздает, моделирует его.

anna-zhelud-scheme

ОТ БЫТА К БЫТУ

И если внешне её стиль практически не меняется, то видна внутренняя работа по пересборке пространств повседневности. Следуя через её виртуальную экспозицию, мы как бы проходим сквозь галерею повседневных мест, доведенных до стандартного значения. Если свадьба, то тут у нас и рояль, и лимузин, и мило валяющийся в углу букет невесты. И, конечно, туфельки у кровати. Если это картинная галерея, то на стене должен быть «Пейзаж», а посреди зала стоять «какая-то» скульптура. Здесь не важно какая, художница только намечает места, а их содержание уже дело зрителя. Это иронично снимает вопрос о значении и смысле искусства. Художница предлагает зрителю поместить в схему картинной галереи любое искусство, какое он захочет.

Она далека от шумного и светящегося мира искусства. Живет в тихой деревне под Москвой. Не использует медиа как средство выражения, не играет на публику. Её мир это мир искусства, мастерской и вечного поиска денег. Такой, по-хорошему, и должен быть художник, создающий искусство, а не бренд. Вместо всеобщей популярности маленькое, но ценное признание профессионалов.

anna-zhelud-scheme

Для интеллектуалов её искусство упражнения в структурализме, для эстетов в формализме, для искусствоведов в насмешке над арт-бизнесом. И хотя здесь нет ни политического посыла, ни социального высказывания, именно искусство объектов сейчас можно назвать самым актуальным течением. В умах сегодняшнего прогрессивного арт-сообщества расцветает возврат к материальности, к чистым объектам, и Анна Жёлудь абсолютно бессознательно и довольно давно нащупала это. Она является тем редким деятелем искусства, у которого его внутренняя картина мира совпадает с запросами той культурной парадигмы, в которой она творит. Можно только порадоваться и пожелать ей успехов. Ведь как любое актуальное искусство, оно опережает свое понимание и признание на много лет вперед.