МАРИЯ ХОРЕВА: «Я ПОЛЮБИЛА БАЛЕТ ТАК,
КАК ЛЮБЛЮ ЕГО СЕЙЧАС, НЕДАВНО»

Мария Хорева – одна из заметных воспитанниц Академии Русского балета им. А.Я Вагановой последних лет. В этом году она оканчивает исполнительский факультет АРБ и, получив диплом артиста балета, начнет работу в театре. О днях студенчества, балетном Эвересте и о том, как балет перестал быть тайной, в интервью Екатерины Поллак для «Beatrice Magazine».

мария хорева балерина 1
мария хорева балерина 2

Маша, Вы – первая ученица класса Л.В. Ковалевой, выпускница Академии, чьи выступления и перспективы сейчас обсуждаются театралами и «представителями околобалета», как выразился один московский критик. Как бы Вы вкратце представили себя читателям «Beatrice Magazine»?

Л.В. выпустила лучших балерин современности – Диану Вишневу, Ольгу Смирнову, Кристину Шапран, рядом с которыми достижения нашего класса пока не более чем ученические успехи, и лишь реальный театр покажет, кто на что способен, поэтому распределять места сейчас, на мой взгляд, было бы неуместно. Все, что можно сказать мне самой о себе – это то, что я –  ученица Л.В., и бесконечно благодарна ей за попытки вложить в нас всех невидимые грани балета, которые могут порадовать зрителя. Я люблю балет и живу им, он смысл моего существования и способ самореализации.

3

С такими данными и ногами в балет приходят, как правило, из художественной гимнастики. Каким был Ваш путь в профессиональный балет? С чего всё началось?

Все началось довольно давно. Когда мне было 3 года, родители решили отдать меня, действительно, в художественную гимнастику. Уж не знаю, увидели ли они во мне что-то или нет, но, в общем, можно сказать, что это решение было ключевым. Мысль о балете, кстати говоря, возникла еще раньше, но после разговоров с несколькими специалистами мы поняли, что так рано балетом заниматься не начинают. Моя гимнастическая судьба складывалась довольно успешно, но, когда я стала старше, я начала соглашаться с родителями в том, что это очень краткосрочная профессия, где все практически целиком зависит от везения. И вот, когда мне исполнилось 9 лет, мы договорились попробовать поступить в Вагановскую Академию и, если получится, начать в ней учиться балету. Так все и началось.

мария хорева балерина 4

Легко ли давался классический экзерсис после гимнастических штудий? С первого класса Ваша подготовка, должно быть, опережала однокурсниц.

Вы знаете, я бы не сказала, что я была подготовленнее других девочек. Напротив, были такие моменты, когда казалось, что я ничего не понимаю, ведь практически все мои одноклассницы ходили в «нулевку», на подготовительное отделение Академии, или просто на балет в разнообразные студии. Насколько я помню, я была чуть ли ни единственным «новичком» в балете. Но мой педагог младших классов Елена Георгиевна Алканова очень помогла мне разобраться и освоиться в этом необычном для меня занятии. И довольно скоро я стала ощущать себя комфортно.

Расскажите о своих преподавателях и о том, чему Вы научились у них.

Моим первым педагогом была Е. Г. Алканова. Сейчас уже вспоминаю, что сразу ей чем-то приглянулась, правда, совсем не понимаю, чем. Со мной нужно было очень много работать. И я безумно благодарна ей за то, что она взялась за эту нелегкую работу и ни разу не отступилась. Самые яркие воспоминания тех лет – потрясающие концертные номера, которые Елена Георгиевна сама ставила для нас.

Один год я проучилась у Елены Георгиевны Забалканской. Больше всего мне помогла ее «железная хватка». Она научила нас не бояться ошибок, оставаться по вечерам в зале и пробовать движения, пока они не заполучаются.

Сейчас я заканчиваю Академию в классе Людмилы Валентиновны Ковалевой. Невозможно перечислить, каким числом фундаментальных вещей я обязана ей. Именно она научила меня «танцевать» в полном смысле этого слова. Людмила Валентиновна – кладезь знаний, и я уверена, что у нее можно учиться бесконечно.

мария хорева балерина 5

Какая она – жизнь в Академии балета им. А.Я. Вагановой? Какие нравы и порядки царят в стенах школы? В громадных залах с зеркалами во всю стену, украшенными портретами выпускников и легенд балетного театра, в классных комнатах Вы отучились восемь лет. Как изменилась школа за это время? Какие нововведения приняла, и с чем, наоборот, распрощалась?

В Академии мы все время куда-то бежим и куда-то опаздываем. Расписание плотное, работы очень много, а здание большое. Самое сложное – это когда после одной репетиции совсем не остается времени до следующей, а она в другом зале в противоположном конце Академии, тогда приходится “нестись” что есть мочи по длинным коридорам и пугать людей своим видом.

Что изменилось? Иногда кажется, что абсолютно все: система оценок, в которой раньше были плюсы, минусы, «условно», т.е. можно было получить на экзамене «три», «три с минусом», «три условно», и эти оценки очень сильно отличались одна от другой; форма и цвета балетных костюмов для уроков и многое другое. А иногда приходит ощущение, что история Академии, ее стены, сам дух балета в лице многих сотен выпускников настолько сильны, что, сколько ни меняй форму, суть останется прежней, и балет будет жить по своим, одному ему ведомым законам.

Принимать приходится все. Артист балета и тем более студент Академии – подневольное существо, которому позволено не иметь своего мнения по вопросам, не касающимся творчества непосредственно. Это, кстати, скорее достоинство профессии, а не ее недостаток.  Отдав часть своей воли администраторам и организаторам, можно сосредоточиться на главном – на балетной работе. Некоторые называют это творчеством, но меня это слово несколько раздражает, обособляя людей, говорящих так, от всех остальных, как бы и не занимающихся творчеством. Думаю, оно есть везде. А в балете мы работаем и получаем от этого несказанное удовольствие.

Суеверны ли балетные? Есть ли у Вас балетные приметы?

Мне кажется, мы суеверны в меру. У нас есть несколько примет, но они скорее смешные, чем страшные. Например, есть правило, что если начинаешь смеяться перед классикой, то на уроке педагог будет ругаться, и оно почти всегда срабатывает.

мария хорева балерина 6

За что Вы полюбили балет? Вы только вступаете в профессию «артист балета», но, наверное, для себя уже очертили приятные и неприятные вещи, с которыми приходится иметь дело каждый день. Расскажите о них.

Я полюбила балет так, как люблю его сейчас, недавно. Не знаю, что со мной произошло, но я стала получать огромное удовольствие от репетиций, от освоения нового хореографического материала.

Мне очень нравится сейчас не только танцевать на сцене, выходить на поклоны, но, может быть, даже еще и больше – оттачивать все это в репетиционном зале. Одна, с партнером, с педагогом, с балетмейстером – всё это рождает бесчисленные проекции многомерного и необъятного балета в ту реальность, где я обитаю, позволяя пережить совершенно неожиданные ощущения.

Всё очень тонко, вот я пытаюсь словами передать, что чувствую и вижу, что на этом переходе теряется смысл. Балет ведь и сам по себе невербален. Его магия в другом. Сюжет, как правило, сказочный, музыка, ритм, самые грациозные движения из тех, что может позволить себе человек… Он был по сути самым синтетическим и многоаспектным искусством, пока не изобрели компьютерную графику и 3D кинотеатры. Впрочем, и до сих пор у него есть решающий козырь и ключевое преимущество – это живое представление, рождающееся и живущее на глазах у зрителей. Каждый день, каждый спектакль. За это все мы и любим балет. Любим и будем любить.

Есть ли в сложной грамматике балета – арабесках, аттитюдах, ранверсе – любимое движение? Что Вы, как балерина, не можете себе позволить?

Это может показаться странным, но то движение, которое у меня лучше всего получается, и мое любимое движение не совпадают, а даже наоборот. Я люблю те «па», в которых я могу совершенствовать мастерство, например, большие прыжки, которые мне пока не удаются так, как мне хотелось бы. И еще я очень стремлюсь научиться быстрой технике стоп, которой знамениты западные балерины. Мне кажется, что филигранные движения ног в пуантах – это нечто завораживающее. Но это пока та сфера, в которой мне нужно долго и упорно работать. Не могу позволить, но, к сожалению, позволяю – скачки на пальцах.

мария хорева балерина 8
мария хорева балерина 7

Маша, Вы – человек спортивный, недаром один из крупнейших брендов спортивной одежды выбрал Вас для съемки женской коллекции «City Series». В каких испытаниях Ваша выносливость закалялась?

Я считаю, что балетная выносливость закаляется выходами на сцену. Это огромное физическое и эмоциональное напряжение. Пока что самым тяжелым моим выступлением был концерт в Неаполе, где я танцевала трио из балета «Фея кукол» и через 3 номера па де де из «Щелкунчика». Я просто не успела передохнуть, ведь надо было еще переделывать прическу и переодевать костюм. А однажды мне пришлось танцевать главную партию в «Фее кукол» в Мариинском театре с температурой 38.5. Но я знаю, что в будущем меня ждут и более «суровые» испытания.

С приходом в Академию Н.М. Цискаридзе у воспитанников серьезно выросла нагрузка из-за множественных гастролей, выступлений в Москве, участия в гала-концертах и проч. Расскажите о странах и городах, в которых Вы танцевали. Что запомнилось, удивило?

В этом году мне удалось побывать в Москве, Вене, Цюрихе, Лозанне, Токио, Неаполе. Все эти поездки были абсолютно разными и по-своему незабываемыми. Но больше всего запомнилась Япония. Могу абсолютно точно сказать, что в эту страну хочется возвращаться снова и снова, в ней интересно все: люди, еда, улицы, стиль жизни. В Японии как-то необъяснимо приятно находиться, и это ощущение не передашь словами.

мария хорева балерина 9

Мне нравится мысль Светланы Захаровой, сказавшей в одном из интервью, что теперь «от балерин ждут почти модельной внешности — ноги и руки должны быть длинными, подъем высоким, растяжка максимальной — и чистого академизма». Как Вы думаете, куда приведут балет эти ожидания?

Балет совершенствуется год за годом и ни для кого не секрет, что если сравнить старые записи и современные, то отличия будут большими. Техника и механика трюков не стоит на месте. Движения становятся все сложнее и сложнее. Кроме того, раньше в балет попадало весьма ограниченное число людей просто потому, что приехать поступать из отдаленного города или деревни могли лишь специальные люди, получившие информацию по случайным каналам   от друзей, родственников, заинтересованных учителей. Сейчас все проще – есть интернет, где можно узнать всё вне зависимости от места своего нахождения. Увеличилась аудитория. Вырос детский профессионализм за счет художественной гимнастики, фигурного катания, фитнеса и всего такого, чем можно заниматься едва ли не с самого рождения. Информационный обмен достиг невероятных высот, можно увидеть кого угодно в YouTube, Instagram и прочих соцсетях. Тайна исчезла, пришла жесткая конкуренция. Хорошо ли это, плохо, не знаю. Да и не в оценке дело. Просто нынешняя реальность такова, и надо в ней жить на максимуме своих возможностей.

Вы – звезда instagram, на Вашу страницу подписано более двухсот тысяч человек. Это приятное дополнение к балетным будням, или способ заявить себе? Почему Вы ведете страницу только на английском? Не боитесь, что русскоязычная публика может «обидеться»?

Инстаграм – моя любовь. Мне нравится сам формат коротких видео и фото-презентаций. Может быть, все началось с того, как я сделала несколько школьных презентаций в Power Point? Я люблю и настоящие видео-блоги, которые ведутся в YouTube или Facebook, но до них я еще не доросла. Надеюсь, когда-нибудь смогу начать делать и их. А насчет английского все просто: основная масса моих подписчиков не из России, и они не говорят по-русски, поэтому я просто обязана была в какой-то момент перейти на английский. К тому же, я всегда отвечаю на русском тем подписчикам, что задают мне вопросы на моем родном языке.

мария хорева балерина 10

Совсем недавно завершились все выпускные государственные экзамены, которые были сданы Вами с большим успехом. Дальше – работа в театре и взрослая жизнь. С труппой какого театра мечтаете работать? Поступали ли уже сейчас, по итогам экзаменов, какие-то предложения или приглашения?

Как ни странно, в мире не так много театров, исполняющих настоящий классический репертуар. Большой, Мариинский, Лондонский ROH, Нью-Йоркский ABT – вот, пожалуй, и всё, ну, может быть, Парижская Опера, да и то уже с натяжкой. А я в первую очередь классическая балерина. Современная хореография, безусловно, очень интересна, но «Лебединое озеро», «Дон Кихот», «Баядерка», «Щелкунчик», «Жизель» и многие другие спектакли – абсолютные вершины балетного искусства, превзойти даже часть из которых – очень большая честь для балерины. Это как альпинисту подняться на Эверест. Предложений много, но решение надо принять одно и, похоже, оно предопределено всей моей жизнью. По сути, выбора-то и нет.

Скоро и заключительный этап учебы в Академии – выпускные спектакли, которые пройдут на сцене Мариинского театра в июне. В каких партиях мы сможем увидеть Вас в эти вечера? Расскажите о том, что готовят выпускники АРБ в этом году.

Цель выпускных спектаклей – дать возможность показать себя как можно большему числу выпускников. В разных амплуа, костюмах и образах. Поэтому объемных полноценных ролей не так уж и много, в основном спектакли состоят из большого числа разнохарактерных вариаций. Я надеюсь станцевать в «Сюите в белом», в танце часов из «Джоконды» и вариацию в «Пахите». В этом году руководство приняло решение отдать главные партии в Пахите действующим артистам, выпускникам прошлых лет.

P.S. Вот такие они – скромные питомицы АРБ: умеют, как могли бы заметить древние, dictum de omni et de nullo – сказать обо всем и ни о чем, изъясняться пространно и неопределенно. Умение поистине замечательное! И, должно быть, необходимое для артиста балета. В связи с этим даже закрадывается мысль: не преподают ли в Академии, наряду с прочими дисциплинами, основы дипломатического искусства? Так или иначе, поскольку жизнь школы и её воспитанников остается надежно сокрытой от глаз шумного мира, не стоит удивляться тому, что из ее стен выходят такие благодарные и вместе с тем осторожные в своих оценках выпускники.

В Мариинском театре появился новый принц – Давид Залеев. Хотите узнать, о ком мы? Читайте статью «Ballet Promenade. Дебют Давида Залеева в «Спящей красавице»».

Прима-балерина Мариинского театра Алина Сомова танцует «Шехерезаду»: читайте и смотрите в статье «Ballet Promenade. Дебют Алины Сомовой в «Шехерезаде»».