Прежде чем погрузиться в историю и философию баухауза, одного из наиболее живых и человечных стилей, мне хотелось бы задать вам пару вопросов. Часто ли вы задумывались над эстетикой и элегантной простотой квадрата или скажем прямоугольника? Можно ли считать геометрический куб соперником скульптур Микеланджело в плане эстетичности и художественной ценности? Эти вопросы слишком претенциозны, но вместе с тем имеют под собой исключительно живой интерес и практическую основу. В определенный момент истории критерии искусства пересматриваются и претерпевают изменения, жизненно необходимые для выживания и развития самого искусства.

В какой-то момент модерновое барокко перестало быть современным, как когда-то дорическая архитектура, и просто ушло, не имея живой философии. Почему же мы возводим в эталон статую Давида, но видим в квадрате холодный и безынтересный в эстетическом смысле объект? Ведь квадрат, как и любая другая фигура, – это часть геометрии, вечно живой и неизменно служащей человеку. Ее язык понятен всем народам, а его ясность и лаконичная завершенность является ее главной красотой, что почти столетие назад доказала школа Баухауз.

ИСТОРИЯ ЗАРОЖДЕНИЯ БАУХАУЗА

Баухауз, как архитектурный стиль, появился в начале 20-х годов прошлого века в Германии, где получил практическое развитие и сформированную философскую концепцию. Его появление пришлось на время общественных и культурных трансформаций, которые следовали за окончившейся Первой Мировой Войной, и жесточайшего экономического кризиса, бушевавшего в поверженной послевоенной Германии. Несмотря на гиперинфляцию дойчмарок, рост и развитие искусства были как-никогда высоки, особенно в Берлине, который стал своеобразным творческим и культурным центром Европы. Прежние стили: классицизм, барокко и эклектика, культивируемые в Германской Империи, остались пережитком прошлого, тяжеловесным, дорогим и непрактичным. Новое время требовало более функциональной архитектуры, особенно в городском строительстве.

На появление школы Баухауз во многом повлияла мюнхенская школа Веркбунд, которая была в то время некой творческой лабораторией для художников, архитекторов и дизайнеров разных направлений. Похожие цели преследовало и создание Баухауз, которая была основана в 1919 году в Веймаре в результате слияния двух Саксонско-Веймарских школ изобразительного и прикладного искусства, ранее соперничающих друг с другом. На должность руководителя был приглашен молодой берлинский архитектор Вальтер Гропиус. Представления Гропиуса об искусстве и его роли в архитектуре ориентировались на практичность, экономичность и массовое производство.

«Ошибочно полагать, что архитектура ухудшится из-за индустриализации конструкций жилого дома. Напротив, стандартизация элементов здания окажет благотворное влияние на создание единого характера новых жилищ и предприятий»

Вальтер Гропиус

Школа Баухауз в Дессау, 1928 год

Возглавивший школу Гропиус пригласил в качестве преподавателей: швейцарского художника Йоханнеса Иттена, скульптора Герхарда Маркса, архитектора Адольфа Мейера, художника Василия Кандинского и других видных деятелей искусств. Все они были прекрасными практиками и в то же время имели собственное представление об искусстве и путях его развития. Это и легло в философскую концепцию баухауза, который признавал право всех видов творчества на существование. Значительное влияние на формирование собственной цветовой гаммы баухауза оказал учебный курс Йоханнеса Иттена под названием «форкурс», легший в основу современных художественных учебных заведений. В конструкционном плане баухауз стал новым витком развития концепции функционализма Ле Корбюзье, основами которой были чистые геометрические формы и исключительная практичность сооружений.

«Человеку, сведущему в геометрии и работающему с нею, становятся доступны все те высшие наслаждения, которые называются наслаждениями математического порядка. Я думаю, что никогда до настоящего времени мы не жили в такой геометрический период. Стоит поразмыслить о прошлом, вспомнить то, что было ранее, и мы будем ошеломлены, видя, что окружающий нас мир – это мир геометрии, чистой, истинной, безупречной в наших глазах. Всё вокруг – геометрия».

Ле Корбюзье

Функционализм получил развитие в рамках работы школы Баухауз и стал критерием целесообразности сочетания материалов, форм и плоскостей в архитектурных и дизайнерских композициях. Бушевавший в это время кризис жилья в Веймарской республике стал хорошей возможностью для школы реализовать масштабный проект жилой застройки. Так, в Дессау, куда была переведена школа в 1925 году, появился целый посёлок, спроектированный и возведенный под руководством Вальтера Гропиуса. Несмотря на то, что он был построен качественно и без лишних затрат бюджета, эстетика геометрии единообразия не обрадовала будущих владельцев жилья, а идея Гропиуса продемонстрировать преимущества баухауза была встречена властями без особого энтузиазма.

Поселок Dessau-Törten, арх. Вальтер Гропиус, 1926-1928

Гропиус был убежден, что те вещи, которые сегодня кажутся роскошью, завтра станут нормой. Он верил, что геометрически строгая и функциональная архитектура, практичная и единообразная мебель, удобная для промышленного производства, станет основой для жилых пространств будущего. Для него было важно не просто изучение, а понимание конструкции, ее поверхностей и углов. Изначальность формы над ее функцией диктовалась вторичностью второй, как используемой человеком, а значит переходящей. Чертой баухауза Гропиуса было минимальное пространство, в котором человек должен был чувствовать себя комфортно. Этого требовали принципы функционализма и обстоятельства того времени, в котором тысячи немецких рабочих не имели жилья. Спальня, кухня и ванная комната должны были быть эргономичными, эстетически и композиционно проработанными. Для этого пространство упаковывалось в куб-модуль, с помощью которого определялись пропорции и размеры отдельных фрагментов ячейки.

В 1928 году Гропиуса на посту директора сменяет Ханнес Мейер. Под его руководством школа становится более успешной в коммерческом плане, создавая предметы интерьера и мебель. Приход нового руководителя в некоторой степени отразился и на философии баухауза, отошедшего от концепции индустриализации и стандартизации, и сконцентрировавшегося на социо-биологических идеях. «Строительство – это биологический процесс, который никак не связан с эстетикой», – говорил Мейер.

Дом по проекту Ханнеса Мейера (1928-1930)

Знаменитое кресло “Барселона”

Через два года Мейера сменяет Людвиг Мис ван дер Роэ, который станет последним руководителем школы Баухауз. Несмотря на эффективную реализацию ряда проектов, в 1931 году, под давлением нацистской идеологии, школа официально закрывается в Дессау и перерегистрируется в Берлине. Еще два года преподаватели будут работать на полулегальном положении под постоянным страхом ареста и только в июне 1933 года проголосуют за роспуск школы. Баухауз всегда считался нацистами рассадником коммунизма, так как был местом, где работали профессора и учились студенты из разных стран мира. Мендельсон, Гропиус, Мис ван дер Роэ и другие преподаватели мигрируют сначала в Британию, а затем в США, где продолжат развивать идеи баухауза, который затем станет основой для развития интернационального стиля.

В какой-то момент модерновое барокко перестало быть современным, как когда-то дорическая архитектура, и просто ушло, не имея живой философии. Почему же мы возводим в эталон статую Давида, но видим в квадрате холодный и безынтересный в эстетическом смысле объект? Ведь квадрат, как и любая другая фигура, – это часть геометрии, вечно живой и неизменно служащей человеку. Ее язык понятен всем народам, а его ясность и лаконичная завершенность является ее главной красотой, что почти столетие назад доказала школа Баухауз.

СОВРЕМЕННЫЙ БАУХАУЗ

Баухауз сегодня – это часть интернационального стиля, который появился во многом благодаря трудам бывших преподавателей Баухауз: Гропиуса, Миса ван дер Роэ, а также Ле Корбюзье, Райта и других архитекторов, практиковавших функционализм, идейно схожий с баухаузом. Сам термин «интернациональный стиль» появился в 1932 году, во время выставки «Современная архитектура» в Нью-Йорке. Стиль не имеет формальных и узнаваемых черт, представляя собой квинтэссенцию функционализма, брутализма и конструктивизма. Неприятие избыточности в оформлении, линейность и монументальность, воплощенные в стекле и металле, сочетаются со свободными внутренними пространствами.

Небоскребы Лэйк Шор-Драйв в Чикаго, 1952 год

Прямые линии и простые геометрические формы остались в основе архитектуры интернационализма, но приобрели несвойственный баухаузу монолитный вид. Конструкция стала представлять собой не комбинацию форм, а одну, как правило, прямоугольную форму. Монументальность стала не столько художественной или философской концепцией смешанного стиля «интернационала», сколько следствием практического выбора. Огромные небоскребы должны были прочно «стоять на ногах», а скорость их возведения должна была быть достаточно высокой, что успевать за потребностями быстрорастущих мегаполисов. В этом его наследственная связь с баухаузом.

Сигрэм-билдинг в Нью-Йорке, 1958 год

Идеально прямоугольные, симметричные и монолитные высотки стали символом интернационального стиля городского строительства, тогда как сам баухауз сохранил себя в архитектуре частных домов.

«Стеклянный дом» Эдит Фарнсуорт, 1951

ЧЕМ БЫЛ И ЧТО ДАЛ БАУХАУЗ

Баухауз не стал самым ярким стилем своего времени, но стал самым живым и человечным направлением в архитектуре, тонко чувствующим потребности своего времени. Его философией стало служение обществу и человеку, а орудием – чистая геометрия. Идеологи баухауза мечтали о создании истинной ценности, а не преходящего новшества. Ценности, которая будет одинаково принята и понята всеми, и будет полезна всем. Баухауз пропагандировал равноправие всех видов творческого труда и их логическую взаимосвязь в современном мире. Как сказал Вальтер Гропиус: «Наш честолюбивый замысел был направлен на то, чтобы извлечь художника из состояния отрешенности и восстановить его связь с миром каждодневной реальности. Это объясняет наше увлечение формообразованием промышленных изделий».

Баухауз, как стиль, принес новое понимание использования геометрических форм и плоскостей, развив его до полноценной философской концепции. Его целью было создание универсальных вещей и зданий, имеющих общий практичный стиль и пригодных для промышленного производства. Рожденный в лишениях и разрухе послевоенного периода, он стал новой музой для многих архитекторов и художников, не став частью индустриализации своего времени. Его плоды созрели уже после закрытия школы в Дессау и стали оригинальным и живым воплощением того, как должен выглядеть функционализм в новом мире.

Художественные эксперименты школы Баухауз дали толчок для многих творческих открытий в живописи, фотографии и полиграфии. Ее преподаватели и ученики деконструировали устоявшиеся формы архитектуры, удалив все лишнее и бесполезное, и показали нам красоту и функциональность чистой геометрии.