Итальянский художник XV века Карло Кривелли, о котором, по неизвестной причине, не упомянул Джордио Вазари в своем главном труде «Жизнеописания знаменитых живописцев», после триумфального возвращения в историю искусства был назван одним из предвестников Ренессанса и сюррелизма. Его современники – Джованни Беллини, Джорджоне, Тициан, Лоренцо Лотто – фигурируют во всех учебниках по искусству XV века, когда венецианская школа живописи сделала громадный рывок вперед и предвосхитила многие художественные тенденции, распространившиеся по всей Европе в последующие эпохи. Однако большинство представителей этой школы были забыты почти до XIX века. Среди них – Карло Кривелли, работы которого вновь «открыли» и вернули в историю европейского искусства итальянские исследователи Амико Риччи и аббат Ланци.

Мадонна с младенцем. Фрагмент полиптиха в соборе Сан-Эмидио-ди-Аcкали, 1480

Биография живописца

Полотна руки Карло Кривелли дошли до наших дней в сравнительно большом количестве – все они хранятся в коллекциях музеев Амстердама, Бостона, Нью-Йорка, Чикаго, Брюсселя, Лондона, Милана. О биографии же художника остались очень скудные данные. Дата его рождения не установлена, хотя есть свидетельство от 1457 года о том, что он достиг совершеннолетия и был осужден в Венеции за прелюбодеяние с замужней женщиной на денежный штраф и полугодовое заключение в тюрьме. Известно также, что он родился в семье художника Якопо Кривелли, жившего в приходе святого Моисея,и у него был младший брат – Витторе, также художник. После скандала и суда Карло покинул Венецию, перебравшись в Далмацию, в современный город Задар. Около 1468 года Карло вернулся в Италию и поселился в городе Асколи. Именно в этот период живописец выполняет большую часть своих работ, в частности, полиптих для церкви Сан-Сильвестро в Масса-Фермана. Витторе Кривелли, в 1465 переехавший в Задар, часто работает вместе с Карло. Однако манера письма двух братьев существенно отличается, сохранилась одна их общая работа – полиптих для церкви города Монте Сан Мартино. Сразу после своей смерти Витторе, как и брат, был забыт. Если Карло Кривелли привлек внимание искусствоведов еще в середине XIX века, то первая выставка, посвященная Витторе, состоялась только в 2011 году в провинциальном итальянском городе Сарнано.

Святая Екатерина. Фрагмент полиптиха в соборе Сан-Эмидио-ди-Аcкали, 1473

Техника Кривелли

Карло Кривелли можно считать представителем раннего Ренессанса, сочетавшего в своем творчестве элементы поздней готики и новые тенденции, характерные для эпохи Возрождения. Все его картины написаны на религиозные сюжеты, так как светская живопись в то время еще только зарождалась.

Кривелли был удивительным колористом – его яркие цвета весьма уравновешены, гармоничны и не ослепляют взгляд. Полотна живописца всегда будто насыщены дополнительным светом, возникающим из неоткуда. Все дело в выпуклости и объемности фигур, а также в ярком «золотом» фоне, который украшал любое полотно автора. Карло уделял особенное внимание деталям лиц и тел героев, а также декоративным элементам, которые объединяли в себе типичную для поздней готики линейную стилизацию и ренессансную пластику форм. Художник далек от естественного изображения человеческой кожи и тела, он пытается возродить некие образцы времен античности с идеальными пропорциями. Все головы, фигуры и даже пальцы рук святых будто вытянуты.  Совершенно особенный оливковый тон, который достигает мастер в своих пейзажах, представляет собой еще одну отличительную черту его творчества.  

Благовещение со Святым Эмидием, 1486

В основе любой картины мастера лежит сложная архитектурная база, как будто художник, на самом деле, — это скульптор, выбирающий декорации для своего сюжета. Творения Карло напоминают и работы искусного ювелира – настолько живо и четко прорисованы все детали, начиная от натюрморта и заканчивая узором ткани и пальцами ног в сандалиях святых. Он внимателен к каждому сантиметру поверхности картины – прорисованы трещины в камне, прорастающая трава, спелая кожура фруктов. 

Если подойти поближе к полотну живописца и приглядеться получше, то можно увидеть, что из картины будто выступает деталь: художник, действительно, делал некоторые элементы выпуклыми, вылепляя их из стюка и покрывая позолотой. Этот прием был своеобразным способом обмануть зрение смотрящего. Например, художник применил этот прием в триптихе, который хранится в музее Брера в Милане. В то время такие приемы использовал не только Карло, но и живописцы Сиены и Умбрии первой половины XV века.

Пьета, 1476

О Карло Кривелли замечательно писал А. Бенуа: «Этот странный, чопорный живописец предпочитает ставить свои жесткие, носатые, точно из дерева вырезанные и в медные одежды закованные персонажи на блестящий золотой фон; иногда же он заполняет воздушное пространство позади них орнаментально расположенными, точно из камня высеченными головами херувимов («Pieta» в Ватикане)». Подобно Бартоломео Виварини, но еще более охотно, Кривелли изливает свою парализованную требованиями церковного стилю любовь к природе в изображении «мертвой натуры» — фруктов, овощей». Русский художественный критик верно отмечает, что самый часто встречающийся декор картин Кривелли  — гирлянды – это мотив, распространенный у художников Падуи XV века. Он назывался encarpo («энкарпо») и был заимствовал из лепных украшений античных саркофагов. Однако то были каменные украшения, а на картине Кривелли камень становится природой. Такой прием считающийся одним из первых визуальных техник и называется «обманкой» или «trompe-l’oeil». Впрочем, впоследствии Карло слишком часто и чересчур грузно вплетает этот мотив в свои картины, что визуально утяжеляет его политихи, лишает их былого изящества и утонченности.

Фрагмент полиптиха в соборе Сан-Эмидио-ди-Аcкали, 1473

Загадка Кривелли

Синтез черт поздней готики и ренессанса, постановочность, внимание к деталям, роскошный и пышный декор, орнаментальность и страсть к изображению овощей и фруктов, в особенности, огурцов. Огурцы и яблоки. Но почему же именно огурцы? Искусствоведы до сих пор не раскрыли эту загадку живописи Кривелли. Его картины полны подобных символов, которые современному человеку уже не под силу расшифровать.

Есть несколько объяснений тому, что Карло Кривелли помещал в интерьер два предмета – яблоко и огурец. Во времена художника было принято прославлять Мадонну и Христа, применяя язык традиционных христианских символов – плодов. В этой связи огурец ассоциировался с жизнью и Воскрешением, поэтому на картинах Кривелли он появляется в паре с яблоком – грехом первородства. Существуют и другие доводы, а именно, что огурец может быть атрибутом Девы Марии и одновременно символом распущенности и страсти к роскоши. Оба значения основываются на цитатах из Библии, но к картинам Кривелли их достаточно сложно отнести.

Мадонна с ласточкой, 1490 - 1495

Кривелли не создал школы и не смог увековечить свое имя на страницах мировой истории искусства. Однако он расценивается искусствоведами в качестве особенной фигуры в художественном мире. На сегодняшний день в России исследований творчества Карло Кривелли очень мало. Самым крупным исследованием можно назвать монографию Арсенишвили И.В. «Карло Кривелли» 2000 года. Ранее о творчестве Кривелли писали А.Бенуа и Б.Беренсон.

В своей работе «История венецианской живописи» Бернард Беренсон, американский историк искусств русского происхождения XIX века, самый авторитетный специалист по итальянскому Ренессансу, оставил следующее описание о художнике: «Невозможно составить себе полное представление об итальянской живописи XV века без такого живописца, как Кривелли. Он принадлежит к числу самых гениальных художников всех времён и народов и не надоедает, даже когда «великие мастера» становятся скучными».  Беренсон сравнивает работы Кривели с японским рисунком, подчеркивая цельность и уникальность стиля письма живописца: «Обладая свободой и духом японского рисунка, он выразил в своих картинах неистовую и глубокую исповедь веры, подобную вере Якопо да Тоди, и ту же сладость тонких и нежных чувств, какую мы встречаем в изображениях мадонны с младенцем, вырезанных из слоновой кости французским резчиком XIV столетия. Мистическая красота религиозных образов Симоне Мартини или мучительное сострадание святых в картинах Джованни Беллини отлиты Кривелли в формы, обладающие такой строгостью линий и блеском металла, какие можно встретить лишь в произведениях старого Сатсумы или в японских лакированных изделиях, столь привлекательных на взгляд и на ощупь».