ДАРЬЯ ГРАЦЕВИЧ: «Мужчины даже не прилагают усилия, чтобы понять женщин»

Beatrice magazine побывал в гостях у сценариста и продюсера Дарьи Грацевич. В 2016 году сериал по её сценарию «Измены» получил премию ТЭФИ. Также за плечами Дарьи такие ультрапопулярные телесериалы, как «Интерны», «Универ», «Счастливы вместе». В 2017 году вышел первый фильм по её сценарию «Купи меня». Скромная и стеснительная девушка, которая предпочитает оставаться в тени славы, раскрыла подробности таинственной профессии сценариста, рассказала, почему вдохновение не имеет никакого значения, и зачем нужен сериал о женских изменах.

Интервью Даша Грацевич

Даша, зрителей интересует, будет ли продолжение сериала «Измены» и как сложилась судьба Аси после фильма?

Нет, продолжения не будет. Я оставила финал открытым, чтобы каждый его додумал, как хочет.

Я знаю, что у тебя непрофильное образование. То есть не обязательно учиться на сценариста, чтобы им стать?

Необязательно. Я окончила филфак, и это, на самом деле, ещё близко к профилю. Вот мы сейчас находимся в офисе Comedy Club — здесь мало людей, у кого хотя бы гуманитарное образование. У нас много врачей, юристов, экономистов, какие-то агрохозяйственные факультеты позаканчивали — всё, что угодно. Я даже не знаю, есть ли у нас сценаристы по образованию.

Расскажи, как создаётся сценарий?

Обычно сценарий рождается из какой-то фразы, детали, сцены, может быть, из музыки. То есть, это всегда что-то, что просто зацепило воображение, некий триггер, и от него начинает разворачиваться история. Но непосредственно написание сценария — это ремесло, очень длинный, местами скучный процесс, в котором много механического. Некоторым кажется, что сценарист как музыкант: сел за инструмент, положил руки на клавиши и заиграл… Это не так. Всё это большой труд: обычно в сценарии проходит три-четыре драфта минимум.

Интервью Даша Грацевич

А как ты наделяешь героя голосом: специально придумываешь для каждого что-то своё, или все герои — это ты сама?

После выхода «Измен», одна знакомая сказала: «Господи, это так странно – все герои говорят как ты!». Думаю, у разных писателей – разные тактики. Некоторые, действительно, к каждому герою подыскивают речевую характеристику, свои словечки, может, даже свой темп. Но я из тех эгоистичных сценаристов, которые считают, что пускай все поговорят как я. Такая узаконенная шизофрения.

Интервью Даша Грацевич

Что бы ты посоветовала смотреть тем, кто хочет стать сценаристом? Назови примеры идеальной драматургии.

Банально, но, конечно, американские сериалы: такие хиты, как Breaking Bad или Game of Thrones. Но мой наилюбимейший сериал с точки зрения драматургии — это «Анатомия страсти», в оригинале Grey’s Anatomy. Я даже признаюсь честно, когда ещё было 8 сезонов — я их посмотрела дважды. Потому что в плане отношений и развития нескольких линий одновременно, в плане ввода новых персонажей — это гениально. Есть такая американка Шонда Раймс, она является главой собственного продакшна, и это её сериал, ещё она выпустила «Скандал» и «Как избежать» наказание за убийство. Всё, что она делает, для меня это вершина.

Расскажи, как ты начала писать и оказалась на телевидении.

Я начала писать лет в 10 благодаря маме своей подруги. Ей нужно было занять активного ребенка, и она предложила ей написать рассказ. А подруга попросила меня ей помочь. На филфаке я стала изучать драму и начала писать пьесы, увлеклась театром, кино — и мне тоже захотелось делать что-то такое.

Когда я училась на 4 курсе, преподаватель предложил мне помочь с редактурой на сериале «Бедная Настя» — диалоги нужно было стилизовать под 19 век. Главное было просто избежать ляпов. Сериалом занималась кинокомпания Амедия. Так я и начала там работать.  

На каких ещё сериалах ты работала?

«Моя Прекрасная няня» — там я была редактором в последний раз. А потом я просто приняла участие в конкурсе в сценарную группу «Счастливы вместе» на ТНТ. И попала туда уже в качестве сценариста — вот это был мой первый опыт.

А как проходил набор? Почему тебя выбрали сценаристом сериала?

Это смешная история. Я тогда уже работала на канале ТНТ, в промо отделе писала рекламные ролики для программ. По внутренней почте пришла рассылка, что запускается новый сериал и идёт набор в сценарную группу. Надо было написать четыре сцены. Я что-то там написала, отослала, и меня вдруг взяли. Оказалось, там работали американские консультанты, и у них было очень строгое правило — обязательно в авторской группе должны быть женщины, ещё и разных возрастов в зависимости от героинь сериала. А так как одной из них 16 лет, то они хотели видеть среди авторов максимально молодую девочку. Мне было 21, и я попала исключительно по половому и возрастному признаку. Мне кажется, остальная авторская группа, такие матёрые КВНщики, которые очень хорошо разбираются в юморе и уже написали какие-то сериалы, поначалу меня недолюбливали.

Как таких коллективных авторов пишут в титрах?

Сейчас пишут всех. Тогда были дикие времена — был коллективный псевдоним — Роман Романов. Прошло несколько лет, и стали писать всех авторов, даже если их много. Это может называться авторы сценария, креативная группа — есть разные названия.

Интервью Даша Грацевич

Следующий крупный сериал — «Универ»? Там ты уже была продюсером?

Креативным продюсером. Это такой человек, который тоже пишет, но я просто никогда не писала диалоги, а только сюжеты. Он ещё отвечает за работу с режиссёром, за кастинг, монтаж. Кстати, недавно было празднование закрытия сериала. Он шёл 10 лет, с 2008 по 2018.

Откуда ты берёшь бесконечные весёлые истории?

Они берутся отовсюду, и их такой дефицит. Но поскольку пишет много человек, придумывание весёлой истории выглядит примерно так: садится человек шесть, уныло смотрят друг на друга и спрашивают, у кого чего было, кто чего видел, кто чего слышал. И кто-нибудь «Я вот ходил на массаж». «О, давайте весёлую историю про массаж. Смотри, герой пошел на массаж… Что там с ним могло»… И всё, начинается разбор. Это называется вброс. А потом ты начинаешь придумывать развитие, поворот, усугубление, и у тебя, дай бог, история.

Как, вообще, в голову приходят такие идеи?

Это мышца, которую надо качать. Когда я начинала работать, это было очень тяжело — мне приходили сценарии, исчерканные красным сверху донизу. Был момент, когда я работала на киностудии Горького, как раз на «Счастливы вместе», и мне пришла такая серия. Я пошла в туалет плакать. Кто-то рассказал об этом моему начальнику. Тогда он решил меня утешить и «Ну вот смотри, смотри, вот же смешная шутка!» Я говорю: «Ну одна!» Тогда он ответил: «Если ты можешь написать одну, значит, ты можешь написать тысячу, просто давай пиши-пиши, и всё будет». Нужно тренировать мышцу. И ещё это особенность зрения. То есть, когда даже я произношу вброс, то я сразу вижу дороги, по которым дальше можно пойти.

Интервью Даша Грацевич

«Интерны» — там ты тоже была креативным продюсером?

Да, это такая же история, только на протяжении 6 лет.

Откуда возникла медицинская идея?

Я же не случайно сказала, что тут много врачей. Этот сериал придумал Слава Дусмухаметов, который сейчас генеральный продюсер ТНТ. Вот он врач по образованию.

То есть «Интерны» можно как учебник по медицине использовать?

Ни в коем случае! Конечно, всё очень условно. И нам даже предъявляли претензии, что, мол, если бы лечили как в «Интернах», то все бы там в больнице поумирали.

На твой взгляд, в чём его ошеломительный успех?

Вообще, «Интерны» — это был хит. Он вышел в 2009 году, и для своего времени всё — съёмка, актёры, уровень текста — было прорывным. Видимо, так сошлись энергия и талант людей, которые делали этот сериал —  у зрителей просто не оставалось шансов. Я не знаю, что было бы с «Интернами», если бы они вышли сейчас, когда уже есть много всего разного. Но тогда это было очень круто. Много любви в него было вложено. Там 280 серий, и я их всех помнила наизусть — ночью разбуди, спроси, что происходит в 120 серии — я могла ответить. Ну, то есть, энтузиасты большие были своего дела.

Можно ли сценариста назвать психологом?

Сценарист должен интересоваться психологией, изучать её, создавать своих персонажей, исходя из психотипов, и вообще, мы без неё не обходимся. Есть даже такие режиссёры, которые просят нас сказать, какая у персонажа психологическая болезнь. В Америке, например, профессиональный сценарист просто обязан ходить к психотерапевту. Ну как ты можешь писать про других людей, если ты в себе не разбираешься?

Интервью Даша Грацевич
Интервью Даша Грацевич

Согласна ли ты, что многое зависит от вдохновения, или же на первом месте упорный труд?

Я прожила большую часть своей профессиональной жизни с ощущением, что вдохновение — это всё. Но несколько лет назад я поняла, что ошибаюсь. Основной тренд, коучинг для сценаристов, профессиональная литература говорят о том, что вдохновение не имеет никакого значения. Ты просто должен утром вставать и писать. Если ты пишешь плохо — ты пишешь плохо, и ты должен себе позволить писать плохо. Если тебе писать не хочется, ты должен писать нехотя. И вот эти все ожидания, что завтра меня осенит и я напишу — это просто неправильная работа со своим ресурсом. Если говорить о профессиональных сценаристах.

Как долго ты писала сценарий сериала «Измены»?

Все 16 серий писались два года.

Как он родился?

Мне просто однажды пришла в голову мысль, что, вот, было бы прикольно написать про женщину, у которой несколько мужчин одновременно. Я где-то прочитала выражение — «сеанс одновременной игры». И в голове я почему-то подставила вместо слова «игры» — «любви». Мне так понравилось это словосочетание, что я стала думать, о чём могла бы быть история с таким названием. Сначала я решила, что, может быть, это будет кино, писала какие-то заявки. Это всё никому не нравилось. Мне даже люди, с которыми я тогда работала, сказали, что это аморально, вообще, как я могу приходить к ним с такими идеями. Это был 2007 год, общество было не готово к этому. И спустя 4 года, в 2011, я решила, что всё равно напишу серию — никому она не нужна, но я напишу. Тогда я работала на “Интернах”. Написала серию вот так чисто для себя. Пришла к своему начальству, это были Семён Слепаков и Слава Дусмухаметов, и просто им показала серию. И они сказали: «Ого! А что дальше?». Я говорю: «Не знаю. А что, интересно?». И они попросили меня написать ещё вторую, и пошли с этой серией на канал ТНТ, и я получила заказ на этот сериал.

Что это за история с Вадимом Перельманом, что он, якобы, ради тебя вернулся в Россию?

Ради работы с «Изменами». Вадим снял в России сериал «Пепел» и уехал обратно в Америку — он больше не хотел работать в России. К нему отправили гонца, продюсера сериала Алексея Агеева, чтобы он его убедил. Но Вадим даже не хотел с ним встречаться, но Лёша его, видимо, так достал, что он решил, ладно, встречусь, прочитаю одну серию, приду скажу «говно» и уйду. Ну и как говорит сам Вадим, он сел читать первую серию, очнулся на 16, пришёл к Лёше и сказал: «Ну ладно, поехали».

Интервью Даша Грацевич
Интервью Даша Грацевич

Что ты хотела рассказать этим сериалом? Назрела какая-то проблема?

Вообще, пока всё, что я пишу (я надеюсь когда-нибудь остановиться, пока не получается) — это о женщинах. И мне хочется рассказывать о них так, как я их вижу, как я их понимаю. Меня не устраивает ситуация, что у нас в индустрии очень много мужчин пишут о женщинах, пишут так, как они их представляют — в России нет таких правил, что в авторской группе должна быть женщина. Я знаю много историй, когда сидит восемь мальчиков и придумывают какие-то истории, как должна себя повести девочка. Мне кажется, это неправильно, они ничего про это не понимают, и, на самом деле, даже не прикладывают усилия понять. У меня есть один коллега, может быть даже двое, которые с удовольствием пишут о женщинах и всё время говорят: «Вы такие интересные, такие необычные, такие сложные!». Которые читают про нас литературу, но их единицы. На этих двух я знаю двадцать, которые просто сядут и скажут: «Так, ну девчонки, ну чё они, ну они пошли покупать туфли». И всё! Я вижу свою миссию, по крайней мере сейчас, в том, чтобы рассказывать, что у нас внутри на самом деле, о каких-то сложных переживаниях, ситуациях, даже если они будут провокативные, спорные. Но это жизнь — она такая.

В чём успех сериала? Почему женщины с таким увлечением его смотрят? И не только женщины, кстати.

Мне один продюсер сказал: «Я тебя поздравляю, ты очень смелая». «Почему? — спросила я, — потому что я рассказала, как кто-то спит с четырьмя?». «Нет. Потому что ты впустила людей в свою голову. Они это очень ценят». Мне кажется, зритель ценит, когда с ним начинают разговаривать честно о том, что думают, а не пытаются изобретать странные схемы, которые теоретически должны зацепить. То, о чём я рассказываю, нравится зрителям, потому что я думаю об этом искренне. И если мне интересно, почему мужчина, у которого много женщин, это ловелас, Казанова, мачо, молодец-мужик, то женщина, у которой больше одного партнера, — это проститутка, шлюха. Я не понимаю, почему, в чём причина. Мне хочется об этом поговорить. Мне хочется сказать: «Вот смотрите, есть конкретная женщина, у неё конкретная ситуация. Она и тогда шлюха?» Вот тут уже посложнее становится чуть-чуть.

Интервью Даша Грацевич

Фильм «Купи меня»: как возникла его идея?

«Купи меня» — это такой наследник сериала «Измены». Как раз, когда я закончила их писать, мне захотелось, наоборот, чего-то короткого. И что-то более жесткое, то есть позволить себе не выбирать слова и сцены, которые могут быть показаны по телевизору в 8 часов вечера. И кроме того, у меня было много знакомых вокруг девчонок, на которых я смотрела и видела, как они живут, на чём строят жизнь. Мне хотелось высказаться на эту тему. Опять же, этот сценарий никому не был нужен, никто его не заказывал, у меня не было никаких не то что гарантий, даже надежд, что его когда-нибудь снимут. Мне просто была интересна эта тема.

Почему главная героиня фильма, такая правильная девочка из обеспеченной семьи вдруг пускается во все тяжкие?

Это желание пощупать жизнь с разных сторон. Эти все тяжкие короткие, после которых правильная девочка садится в красивую машину своей мамы и летит в Париж. Это как раз про то, что есть разные миры, и когда они соприкасаются, иногда выходит вот такая фигня. Есть такое понятие экстаз падения. Когда адреналина нет, себя проверить попробовать негде, а здесь такая прямая красивая вкусная дорога вниз. В «Изменах» есть персонаж, который говорит, что быть хорошим сложно, быть обычным скучно — приходится быть плохим. Потому что быть плохим — интересно.

Отличается ли видеоверсия от того, что ты писала, что ты представляла? Бывает какой-то диссонанс?

Это самый страшный кошмар в жизни сценариста. Я бы сказала, что главный минус этой профессии в том, что ты смотришь в голове вообще не такое кино. И когда ты видишь в первый раз реальный фильм — это, на самом деле, больно. Это мало кто понимает, многие продюсеры жалуются на сценаристов, что мы всё время чем-то недовольны, нам ничего не нравится. Но на самом деле, это просто столкновение твоей даже не просто идеальной картинки, а единственно возможной, с реальной. Ты её смотришь у себя в голове и записываешь, а потом вдруг видишь, что всё не так. Единственная возможность этого избежать — это быть на съёмках. Но если ты видишь только результат, это всегда шок.

О чём ты мечтаешь в профессиональном плане? И когда придёт пресыщение — кем бы ты себя видела?

Я мечтаю об Оскаре. Я считаю, мечтать о чём-то меньшем просто глупо — мечта должна быть крупная. А то ты будешь мечтать о какой-нибудь фигне, она сбудется, и что дальше? В принципе, всем работающим в киноиндустрии я бы посоветовала мечтать именно о такой планке.

На самом деле, я думала недавно о том, что бы я делала, если бы не писала. Какой план Б? И меня очень напрягло, что его у меня нет. Я его пока не нашла. Я себя никогда не представляла никем кроме писателя. А надо обязательно представить себя кем-то другим. Мне пока просто этого не удалось. Я ищу.

О чём твой следующий фильм?

Новый фильм выйдет в широкий прокат, ориентировочно, в октябре. Он называется «Без меня». Но это не то чтобы я такой примитивный автор, что у меня с названием проблема. Сценарий, который я написала, назывался «Неидеальные» прокатчик решил по-другому. Фильм снял Кирилл Плетнёв, актёр, который недавно дебютировал с фильмом «Жги!». Это его второй фильм, и у меня второй фильм — так совпало. Главные роли там исполняют Полина Максимова, Люба Аксёнова и Риналь Мухаметов. Это мелодрама, все плачут, очень мило. Когда я читала сценарий, у меня даже прослезился муж, я вообще такое впервые видела. То есть это очень чувственная, нежная, немножко грустная, но светлая история. Она про отношения трёх людей: двух женщин и одного мужчины, любовный треугольник. Там есть и немного мистики, и юмора, и очень много глубоких чувств.  

Интервью Даша Грацевич

Подробнее о фотографе Анне Аристовой узнайте из статьи «Анна Аристова. Большое интервью с фотографом». С творчеством Анны на страницах Beatrice Magazine можно познакомиться в фотопроектах: «Внутри тебя», «Возвращение», «Ангел».