Перед интервью с актрисой Дашей Макаровой чувствую небольшое волнение, ведь с голубого экрана девушка смотрит на зрителя строгим взглядом железной леди Лауры из сериала ТНТ «Улица». Выглядываю из окошка кафе и задерживаю взгляд на картине воскресной по-ноябрьски промозглой Москвы, параллельно проговаривая про себя вопросы. На Камергерке ни души, и лишь временные порывы ветра напоминают о том, что это не статичное полотно в галерее, а вполне живой городской пейзаж. И вот, из одной из арок выбегает девушка. На ней черное пальто, байкерские ботинки, а между щек, порозовевших от холода, красуется улыбка. Все мои сомнения разом уходят: сняв с себя строгую юбку-карандаш, деловую рубашку и черные каблуки, Даша откладывает до следующих съемок и внутреннюю строгость экранной героини. Вечером она уже предстает перед детьми и взрослыми в образе двенадцатилетней девочки Матильды в спектакле «Синяя, синяя птица» на сцене Театра Наций. А после долгого рабочего дня актриса снова возвращается в свой загородный мир к любимыми домочадцам. И вот, нам приносят чай с мятой, включаю диктофон и говорю с Дашей об учебе в МГУ и Театральном институте им.Щукина, мастере, повлиявшем на всю ее жизнь, Электротеатре Станиславский и профессии актера.

В конце интервью Даша прочитает «Сонет» Даниила Хармса и расскажет о себе. 

Фотографии: Анна Аристова

Даша Макарова: родилась в Москве и после окончания общеобразовательной школы поступила на истфак МГУ. В Театральный институт имени Щукина пошла после нескольких лет обучения в университете. Получив дипломы двух ВУЗов, Даша решила пойти по творческому пути. После выпуска девушка успела поработать в Ленкоме и театре Киноактера, а после всех скитаний пошла в лабораторию Электротеатра Станиславский. Это решение стало отправной точкой для ее театрального пути. Кинокарьера Даши также развивалась непросто, однако уже в 2016 году вышел сериал «Таинственная страсть», где актриса сыграла жену Роберта Рождественского, а в прошлом году канал ТНТ запустил новый проект «Улица» с участием актрисы. Проект получил высокие отзывы критиков и полюбился миллионам телезрителей по всей России.

ГДЕ МОЖНО УВИДЕТЬ ДАШУ МАКАРОВУ?

ТЕАТР:

     Электротеатр Станиславский:

  • «Психоз», реж. Александр Зельдович

     Театр Наций:

  • «Синяя, синяя птица», реж. Олег Глушков

     Театр Антона Чехова:

  • «Спасатель», реж. Леонид Трушкин

КИНО:

  • Сериал «Улица», реж. Жанна Кадникова
  • Сериал «Таинственная страсть», реж. Влад Фурман

Родители пытались дать мне максимальное количество опций для будущего. Я училась в музыкальной школе, занималась балетом, английским, фигурным катанием, большим теннисом, карате…. Все и не вспомнить, но в театральные студии никогда не ходила.

В 14 лет я очень активно начала готовиться к поступлению в МГУ на исторический факультет. Цель была поставлена, хотя и не мной. В свои 14 я очень плохо себя понимала, поэтому с удовольствием приняла то предложение, которое поступило ко мне со стороны родителей.

Я закончила университет, но, конечно, никаким историком я бы никогда не стала, для научной работы и педагогики нужны определённые качества. Университет — это, прежде всего, способ мышления. Университет учит думать, анализировать и делать выводы, ну, и просто дает широкое гуманитарное образование.

Мое поступление в театральный институт стало неожиданностью для всех, не уверена, что приятной. 

Нам, наверное, было немного скучно на истфаке, поэтому мы с подругой решили попробовать поступить в театральный. Ради веселья, не более.

Я подала во все актерские ВУЗы Москвы, почти везде дошла до последнего этапа, но никто меня не взял. В Щукинское училище меня тоже сначала не взяли, но я решила выяснить, в чем моя проблема, и в результате Валентина Петровна Николаенко дала мне шанс. У меня же совсем не было опыта, я не знала, что такое этюд, нигде до этого не играла, ни с кем не практиковалась. 

Помню, как пришла на прослушивание к Серебренникову. Тогда я совсем ничего не понимала, не знала, кто он. Помню только, что какая-то девочка в коридоре с восторгом говорила о нем и очень хотела попасть именно на его курс. Сейчас я думаю, что быть частью его команды большая удача для актера. Он создал уникальный театр. 

Четыре года в Щуке у меня покрыты каким-то туманом, как во сне. По-моему, я делала что-то совсем неубедительное и неосознанное. Способность к обучению к обучению актёрскому мастерству пришла ко мне гораздо позже. Творческое образование очень отличается от научного.

Я всегда обожала учиться. И сейчас люблю. Я с удовольствием освоила бы ещё какие-то профессии, например, пошла бы на философский факультет.

Я не смогла в институте получить метод, благодаря которому можно не чувствовать себя слепым котенком. Может быть, я просто не была способна услышать преподавателей. Но этот метод есть. Я только позже это узнала.

Когда я попала к Анатолию Васильеву (режиссер и педагог, создавший театр  «Школа драматического искусства»  — редакция Beatrice Magazine), я поняла, что такое актерское образование. 

Именно этот мастер, который абсолютно случайно мне встретился на пути, открыл мне дверь в профессию. Он помог обнаружить мою индивидуальность и дал метод: две вещи, на которые я всегда могу опереться.

Профессия актера существует вопреки мнению тех, кто считает, что это просто талант, магнетизм и тд.

Я сейчас играю в спектакле «Синяя, синяя птица». Да, вроде бы это детский спектакль. Кажется, что ничего сложного, но это обманчивое впечатление… Это мюзикл, то есть совершенно другая форма, незнакомый для меня способ существования и вокал… Я же не певица все-таки.

Когда тебе классный режиссер предлагает главную роль в мюзикле на сцене Театра Наций, а ты при этом понимаешь, что у тебя нет необходимой вокальной подготовки, да, и опыта тоже. Ты начинаешь думать, что он, наверное, ошибся с выбором, ну, а если нет, то как-нибудь что-нибудь сделается, все разрешится. Ну, а потом все по классике: ревешь, нервничаешь, но все равно делаешь, делаешь максимум. Я всегда сомневаюсь в себе. Это тоже отбирает много сил.

Сейчас большинство актеров в кино подбирают по типажам. Мой типаж тоже ограничивается определенными рамками. 

В случае с Лаурой я просто подошла. Жанна, наш режиссёр, видела героиню такой, какой я являюсь. 

Возможно, Лаура — это я в иных обстоятельствах. Я думаю, я могла бы так окаменеть в результате разочарований и обид.

Уже сейчас известно, что героиня бесплодна. Звучит как приговор. Но в сериале «Улица» сценарий пишется в режиме «онлайн», и завтра я могу узнать, что моя героиня беременна. В жизни тоже так может быть, только я не знаю, как зовут сценаристов.

Я очень люблю концептуальную литературу, а в ней, как известно, не всегда есть персонажи в привычном понимании читателя.

Электротеатр Станиславский — уникальное место. Люди, которые там работают, особенные, идейные. Это актеры и молодые режиссеры совершенно иной формации.  Они умные, образованные. Они никогда не стоят на месте, они всегда существуют в развитии, они способны смотреть на один предмет с разных углов зрения. Они — не просто исполнители каких-то ролей, они — личности. Актер этого театра — не актер-краска, а актер-персона. Они делают современное искусство. Все это было бы невозможно без личности Юхананова. Может быть, я идеализирую это место, но мне хочется хоть что-то идеализировать.

В Электротеатр зрители не идут, чтобы посмотреть на актеров, которых они знают и видят в телевизоре, они идут туда за каким-то новым опытом. Это театр-процесс; это театр-философия; это театр-поиск; это театр-лаборатория: это театр, который я люблю. 

Мне нравится современное искусство. Оно мне понятно и непонятно. Возможно, я не смогу отличить г**** в блестках от настоящего шедевра. Возможно, я облажаюсь. Но это неважно. Потому что в современном искусстве не это важно. 

Мне кажется, оно требует какой-то интеллектуальной подготовленности. Это не просто красивый натюрморт, это всегда концепт часто при полном отсутствии эстетики. Чтобы вскрыть этот концепт, нужно образование. Если ты способен протянуть линию между временами и эпохами, то современное искусство может сделать невероятное открытие для тебя. Оно может повернуть обычную лампу под совершенно неузнаваемым углом, и она загорится новым цветом. 

Когда ты смотришь какую-то  мелодраму, ты чувствуешь сильную эмоцию, тебе жалко больную девочку или потерявшуюся собаку, но это же эксплуатация самых простых чувств. Однако есть более сложные чувства, требующие опыта и эмоционального интеллекта. Если ты способен их испытывать, то судьба Психеи или Андромахи не оставит тебя равнодушным. 

Конечно, концептуальное искусство меньше воздействует на эмоциональную природу человека. Оно больше обращено к интеллектуальной природе.

Последнее кино, которое просто меня поразило, это был документальный фильм «Жар нежных» Расторгуева. Я не могла уснуть, ревела. Хотя это документальный фильм, он сделан абсолютно художественно. 

Я обожаю Хармса. Люблю его как своего несносного друга, который произносит что-то бессмысленное, а в итоге оказывается пророком. С ним никуда не выйти, а представить друзьям стыдно, но все-таки он самый искренний, честный, сумасшедший и драматичный. Любой его рассказ про сегодня, про сейчас, про сию минуту, про вас. Он может родиться дважды, может выйти из окна, может перестать говорить, он настоящий бог. И при нем вы тоже можете делать все, что угодно, но это должно не быть бессмысленным!

Если ты берешь просто футляр — это футляр, но он пустой. Это футляр для очков. Ты должен положить туда эти очки, у тебя должно быть что-то, что ты туда положишь. Это могут быть очки от солнца, очки с разными диоптриями, но они должны там быть, иначе футляр не будет иметь никакой ценности. Актер и его личность — это очки. Без интересной личности роль будет просто пустым футляром. Кажется, эту аналогию не я придумала.

В хорошей и профессиональной работе ты то становишься персонажем, то отлетаешь от него. То ты становишься собой, то снова персонажем. Это для меня высший уровень, которым я еще не владею.

Если ты возьмешь одну и ту же роль, сыгранную разными актерами, это будут совершенно разные образы. В этом и есть прелесть этой профессии.

Мне нравится все в загородной  жизни: запахи, цвета, вкусы. Я сплю в тишине. Я просыпаюсь в тишине. Я живу в тишине. Возможно, я просто не выдерживаю городского напряжения. Каин построил первый город, чтобы скрыться от гнева зверей и людей. Мир города противопоставлен в писании миру Божьему. Все грешники стремились в город Каина. 

Мировые отношения должны когда-то перестать идти по кругу, когда-нибудь все будут жить в единстве и в мире. Надеюсь, однажды родится совершенно новое поколение, которое не будет стремиться к власти и которого все это просто не будет интересовать. Я романтик.

АКТРИСА ЧИТАЕТ:

  • «Очарованный страниик», Николай Лесков
  • «Алеф», Хорхе Борхес
  • «Фауст», Иоганн Гете

АКТРИСА СМОТРИТ:

  • «Похитители велосипедов», реж. Витторио де Сика
  • «Рассекая волны», реж. Ларс фон Триер
  • «Царь Эдип», Пьер Паоло Пазолини

Подробнее о фотографе Анне Аристовой узнайте из статьи «Анна Аристова. Большое интервью с фотографом». С творчеством Анны на страницах Beatrice Magazine можно познакомиться в фотопроектах: «Внутри тебя», «Возвращение», «Ангел».