Сегодня мы рассмотрим картины «Судьба животных» Франца Марка и «Пять сновидений» Майкла Нельсона Тьякамарра. Мифы, восприятие художников, путь к познанию личности. Разберем подробнее каждую из них.

Многогранность искусства привлекает своей загадочной глубиной, на которую удалось уже когда-то спуститься творцу, предлагающему теперь запасной баллон воздуха каждому, кто захочет коснуться песчаной дюны. Достаточно один раз смело нырнуть в этот захватывающий омут, чтобы на протяжении пути сделать обряд привычкой, перерастающей в смысл жизни. Взгляд на мир глазами художника, слухом музыканта, рифмами поэта – фундамент восприятия заложен в каждое произведение изначально, однако интерпретации не ограничены.

Ледяное море искусства обжигает дрожащие ноги новичка с пластмассовыми плавательными очками цвета зелени на голове, который робко ступает босыми ногами по просвечивающемуся дну, где смысл ясно виден среди гальки и водорослей. Ему еще предстоит заняться дайвингом профессионально и найти себя, как когда-то в поиске находились Сальвадор Дали, Винсент Ван Гог, Вольфганг Моцарт или Сергей Есенин. Однако очень часто мироощущение, заложенное в произведении, сложно поймать даже ведущим пловцам – запутанность сплетений сбивает с толку. Именно поэтому сейчас мы сделаем первый шаг в пространство, где формы, время и созидание искажают действительность, где линии сломаны под натиском подачи – в мир «высокого» искусства – чтобы разбухшей подушечкой указательного пальца ощутить остроту песчинок.

«ПЯТЬ СНОВИДЕНИЙ»

dostupnoe-iskusstvo

Майкл Нельсон Тьякамарра. «Пять сновидений», 1984

Майкл Нельсон Тьякамарра создал картину «Пять сновидений», в которой воплотил индивидуальный и узнаваемый стиль Западной пустыни, в 1984 году. Считалось, что едва уловимые следы этих сновидений были оставлены духами предков, странствующих во время создания мироздания. Истории, связанные с ними, подбирали ключ к разгадке особенности души человеческой, происходящей на той или иной местности. Для аборигенов – это вера в заключенных в творениях предков, по сей день вдыхающих жизнь в созданное руками человека.

Современная живопись Западной пустыни фундаментально опирается на древние изображения, которые использовались во время местных обрядов с вызовом духов предков народа. Картины – четкая фиксация места их создания, людей и конечная точка жизненной силы. Для наиболее понятного отражения художественного культа, Тьякамарра использовал характерную цветовую палитру, соединяя поэтичную форму и пеструю точечную технику с амбициозными пространственными построениями, мягко перекликающимися с индивидуальной цветовой гаммой. Художник преследовал цель расположить сновидения в определенном осмысленном порядке, оставляя топографический аспект. Окидывая картину взглядом, мы можем получить первое представление, основанное на восприятии цветовой гаммы и систематизированном расположении объектов, но для того, чтобы раскрыть «Пять сновидений» полностью, мы уделим внимание составляющим – деталям, играющих на смысле восприятия.

Пять соединенных кругов цвета крошащегося кирпича с закономерным лимонным точечным узором пронизывают полотно, разделяя его пополам. Они изображают географические места, относящиеся к сновидениям духа предков под названием Летучий Муравей, поскольку именно летучие муравьи важный источник питания для аборигенов – создают большие муравейники на Северной территории, схематически изображенной художником.

dostupnoe-iskusstvo
dostupnoe-iskusstvo

Два закругления, распускающие лучи волнистых дорожек, являются Мавариджи и Джангакурлангом, занимающие важные места в сновидении духа по имени Поссум. Миф Сновидения рассказывает о пламенных чувствах двух существ-поссумов, сбежавших под шквалом осуждения. Длинные волнистые линии обозначают тропы существ, по которым они спасались от преследования, которое, увы, закончилось трагично – поссумы были убиты. В детстве художник присутствовал при проведении обрядов, посвященным мифу, что могло наложить отпечаток на его дальнейшее направление в творчестве.

Три кружка обозначают Мируварию – место, связанное со сновидением дождя. Сквозь пространство, образованное рядом с кругами, внимательный зритель видит следы от лап животных (не в обывательском представлении, а с мифологическим подтекстом: следы были оставлены духами под именами «Скальный Валлаби» или «Два Человека – Кенгуру»). Стоит отметить, что тропа, оставленная существами-духами «Два Человека – Кенгуру» является одной из самых длинных в Западной пустыни.

dostupnoe-iskusstvo
dostupnoe-iskusstvo

Радужная змея дополняет сновидение, в котором Змеи возвысились над землей в форме необъятного вихря и снизошли в почвы Йирлкирди.

Творчество художника, находящего в течении развития духов источник жизни настоящей, опирается на мифы и легенды Западной пустыни. Переплетая Сновидения, Майкл Тьякамарра создавал таким образом единый холст мировоззрения целого поколения абориген, идеально дополнив картину щепоткой современного искусства.

«СУДЬБА ЖИВОТНЫХ»

dostupnoe-iskusstvo

Франц Марк, «Судьба животных», 1913

Немецкий живописец, представитель немецкого экспрессионизма Франц Марк написал картину «Судьба животных» в 1913 году. Для художника животные с их восприятием жизни являлись непосредственным воплощением невинности, независимой от материальной составляющей человеческого бытия, прозрачный ручей, бегущий по сухой почве алчности. На картине «Судьба животных» изображены олени, лошади и лисы, находящиеся в центре развернувшегося апокалипсиса, который создает сама природа. Надпись «И все сущее пылает в муках», выведенная руками Марка на обратной стороне, является отсылкой к библейской Книге откровений.

Франц Марк часто изображал лошадей на картинах, преподнося их в героическом стиле, однако на картине «Судьба животных» зеленые лошади излучают беспомощность и слабость под распавшимися небесами: кобыла напряженно поворачивает мускулистую шею, призывая своего охваченного ужасом жеребенка, который слепо бросается к багровому дереву со вздыбленными корнями – символу материализма и неминуемой погибели.

dostupnoe-iskusstvo
dostupnoe-iskusstvo

По центру картины, изогнув тонкую нежную шею, стоит синий олень, едва успевающий сделать последний вдох – смертельный оранжевый луч пронизывает бьющийся на шее пульс животного. Синий цвет оленя – символ стойкости интеллекта, доброты и мужественности – контрастно противоречит вызывающему красному – грешному символу приземленности. Пронзительно-неподвижный янтарный глаз животного с укором остановился на виновнике произошедшего – человеке, смотрящем на картину «Судьба животных».

Лисы на картине изображены в багровых цветах, как представители мира материального, хитрые и зависимые от излишков, предлагаемых миром. Они словно подглядывают за катастрофой, стремясь урвать себе часть выгоды, которая может достаться при отчаянном поражении духовности.

Майкл Тьякамарра и Франц Марк, художники с особой призмой восприятия, писали картины, отталкиваясь от застывших в головах образах, базирующихся на старых поверьях, сказах или, может, личных отождествлений с беспрекословно меняющимся миром.

dostupnoe-iskusstvo

Иммануил Кант писал: «Наше познание начинается с восприятия, переходит в понимание, и заканчивается причиной. Нет ничего важнее причины» — и правда, для того, чтобы понять художника, нужно исходить от обратного – причины, желаемой быть выраженной творцом. Есть ли это путь, ведущий к познанию личности?

Вы уже читали нашу статью, в которой мы рассуждаем о крике природы по картинам Э. Мунка «Крик» и «Тревога» и рассказу В. Шукшина «Залетный»? Нет? Тогда самое время! Мы также рассказывали Вам об персональной выставке одного из ведущих петербургских художников — Александре Цикаришвили.