«Облить грязью и наговорить гадостей может каждый,
но сделать это смешным – намного сложнее»

english-moscow-comedy

Слева направо на фото: Денис Николин (Denis Nikolin) / Россия, Игор Мандэй (Igor Mondae) / Хорватия, Кристиано Риги (Christiano Righi) / Италия, Блэйк Браун (Blake Brown) / США.
Фотографии: Анна Кожемякина

Впервые я увидела этих ребят год назад, когда состоялось их первое большое стендап-шоу, но познакомилась с ними лично гораздо позже. Тогда это было спонтанным решением открыть для себя что-то новое. С тех пор я периодически заглядываю на их выступления и в шутку называю их своими «favourite comedians».

Перед интервью у нас была запланирована съемка. Ребята из «English Moscow Comedy», которых было довольно сложно собрать в одном месте в одно время, пытаются выглядеть непринужденно и шутят, шутят, шутят (и второе удается им куда лучше, чем первое). Я смеюсь и ловлю себя на мысли, что хочу спросить: «Какие вы, когда выходите из образа?», а потом понимаю, что у них нет никакого образа. На сцене, держа в руке микрофон и посылая вибрации искрометного юмора в зал, они такие же, как и в жизни: невероятно харизматичные, обаятельные и простые в общении парни.

Вы уже не первый раз ездили в тур по Европе. Наверное, у вас есть немало историй о своих путешествиях. Что было наиболее запоминающимся?

Игор: Пусть смешные истории рассказывает Денис. /улыбается/ Для меня, например, ничего интересного не происходило. Я просто организовывал все и переживал по поводу того, как пройдет шоу. Когда мы приезжали в какой-нибудь город, я немного отдыхал и гулял по городу, а потом готовился к шоу. Для меня это была работа, а не туристическая поездка.

Денис: У тебя вся жизнь такая. /все смеются/ На самом деле, историй множество, просто они не для интервью. Скорее, для стендапа. /улыбается/ Например, в прошлом году в Словении за нами очень долго бежал какой-то бездомный и кричал нам что-то на своем языке. Мы остановились и спросили, что ему нужно от нас. Он ответил нам на идеальном английском: «Can you lend me some money for a cup of tea?», и мы задали ему вопрос: «Ты – реально профессор английского без работы?». Он сказал: «Да».

english-moscow-comedy

Расскажите, как все начиналось? Как каждый из вас оказался в «English Moscow Comedy»?

Денис: Мы все по-разному попали в стендап на английском языке. Изначально, три года назад, это была совершенно иная организация, управляемая другими людьми. Игор, Глеб, Арун и я долгое время выступали с этими ребятами, но год назад они прекратили свое существование, и Игор и я решили создать «English Moscow Comedy».

Игор: Мы задумывались о проекте еще в мае 2016 года. Летом я улетел домой и продолжал планировать все там. Мы приступили к интенсивной работе в начале сентября, чтобы первое шоу могло состояться 1 октября. Что-то вроде большого открытия. После участия в открытом микрофоне и тура весной 2016 года мы решили, что нужно сделать что-то более серьезное. Шоу, где у каждого человека будет пятнадцать или двадцать минут на выступление. Где нужно работать над своими шутками, делать это более профессионально.

Блейк: Два года назад у меня была девушка, которая постоянно говорила мне, что я смешной и что мне нужно попробовать свои силы в стендапе. Но я думал, что это больше похоже на то, когда мама говорит тебе: «Ты самый симпатичный и умный!» и все в таком духе. /смеется/ Как будто это ее своего рода работа – говорить такие вещи. Потом я случайно познакомился с ребятами, которые выступали, и они тоже начали уговаривать меня попробовать. Сначала я пришел на открытый микрофон просто посмотреть и подумал: «Я могу быть лучше, могу быть смешнее, чем они». Тогда я стал писать шутки и выступать, и мне очень понравилось.

english-moscow-comedy

Кристиано: Я тоже начинал вместе с Денисом и другими ребятами три года назад. Тогда мы выступали в «Happy Hour Cafe» в подвале, и мы были одновременно и комиками, и зрителями. /смеется/

Денис: В Бристоле было то же самое.

Кристиано: Нет, в Бристоле это был уже другой уровень. /все смеются/ Что касается «Happy Hour Cafe», то я прочитал в газете «Moscow Times» объявление о том, что они приглашают всех желающих выступить на английском. К тому моменту я уже год смотрел стендап и решил попробовать. После первого выступления тебе кажется, что все прошло круто, но после второго или третьего раза ты понимаешь, что нужно работать. Я никогда не пробовал наркотики, но мне кажется, что эти ощущения схожи в плане зависимости. Даже когда выступление неудачное, ты все равно хочешь продолжать заниматься этим. Как будто внутренний голос говорит тебе: «Давай! Еще раз!».
Мне часто говорят: «Вы же импровизируете!». Раньше я тоже так думал. Но, на самом деле, это не импровизация. Это очень трудная работа. Ты пишешь, три-четыре раза (не меньше!) выступаешь, убираешь пятьдесят процентов, снова пишешь. И через три месяца, может быть, из этого получатся достойные пять минут.

english-moscow-comedy

Будучи представителями разных национальностей и культур бывает ли вам трудно находить общий язык между собой?

Денис: /нарочито серьезным тоном, но едва сдерживая смех/ Ты что! Нет, конечно!

Игор: Иногда. Но мне кажется, что это связано не с национальным разнообразием. Мы работаем не с культурами, а с людьми. С любым человеком всегда можно найти компромисс. То, что Крис – итальянец, а Арун – индус, не значит, что они будут не такими, как остальные.

Денис: Если серьезно, то всякое бывает, естественно. Но это в большей степени связано с рабочим процессом. Все уже давно живут в России, поэтому как таковые культурные разногласия у нас не возникают. Разумеется, нам нужно было время, что привыкнуть друг к другу, понять, как каждый из нас работает.

english-moscow-comedy

Вам легко дается написание шуток?

Блейк: Иногда – да, а иногда – нет. Но, наверное, чаще всего мне сложно дается это. Ведь шутка должна быть смешной не только для тебя, но и для всех остальных. У меня есть много историй, которые я считаю забавными, но другие не поймут их.

Кристиано: Будучи иностранцем, я должен думать о том, что будет смешным для такой публики. Потому что некоторые темы могут быть не так восприняты в России. Например, политика и религия.

Блейк: Кроме этого, важно подбирать слова, потому что ты не знаешь, какой уровень знания английского языка будет у зрителей.

Игор: Я не пишу шутки, а просто вижу что-то интересное и начинаю думать о том, как сделать это смешным. Какая-то ситуация на работе, в метро или при общении с кем-то.

Денис: Мы отрабатываем шутки друг перед другом. Это называется «workshop». После каждого выступления мы с совершенно серьезным лицом говорим друг другу: «Это было не смешно. Убери. Переделай». И ты смотришь на этого человека, мол, я сам знаю лучше. /смеется/ Но иногда мы действительно прислушиваемся к советам. Мы выступаем уже два-три года, и у каждого бывают периоды, когда банально не находится материал. Потому что, к слову, нам никто не пишет шутки.

english-moscow-comedy

Мне кажется, что, когда приходишь на ваши шоу, становится понятно, что вы сами пишите шутки.

Денис: Я знаю. Настолько плохое качество. /смеется, когда я пытаюсь объяснить, что имела в виду совсем другое, и говорю, что больше не буду делать им комплименты/ Возвращаясь к вопросу, могу сказать, что на данный момент у меня есть листов десять написанных историй. Я отработал только половину. Я имею в виду половину листа. /смеется/ У меня сейчас просто не хватает времени на то, чтобы переписать все это. И, вообще, это абсолютно нормально, если ты не знаешь, что написать и сказать, а хочется сделать это. Поэтому мы все равно посещаем открытый микрофон и пытаемся что-то придумать. Ребята не дадут соврать, что большинство самых классных шуток рождаются непосредственно во время выступления на сцене.

А, вообще, истории из ваших монологов – это чистая правда или же вымысел?

Кристиано: Это как спросить у фокусника, в чем заключаются его трюки. /улыбается/ В основе должна лежать правда, потому что, когда человек что-то придумывает, это чувствуется. Или, допустим, это может быть история, которая случилась не со мной и которую мне рассказали, и я, добавив чуть-чуть, сделал ее своей историей.

Блейк: Я согласен с Крисом. Обычно истории начинаются с правды, а потом я придумываю какие-то детали. Я могу случайно перепутать какие-то слова на русском, и это будет смешно. Потом я обдумаю, что нужно изменить, чтобы ситуация стала еще более забавной.

Для вас существуют темы-табу? Или вы готовы шутить о чем угодно?

Кристиано: Политика. Я много думал об этом, но пришел к выводу, что лучше шутить о себе.

Игор: Конечно, никогда не говори «никогда», но я не люблю шутить о политике и религии, потому что это очень серьезные темы, о которых люди не хотят думать в пятницу вечером. Они хотят расслабиться и просто посмеяться. Обычно я шучу о повседневных вещах, которые близки каждому.

Кристиано: Я не думаю, что религия – это тема-табу. Просто это не так смешно.

Денис: Есть наглядный пример. Когда мы выступали в Словакии, после шоу ко мне и комику Адаму (он американец, который сейчас живет в Германии) подошла девушка и спросила: «Почему вы не шутите о политике и религии?». «А как мы должны шутить?» – я задал ей встречный вопрос. «Ты же русский, а он – американец!» «И что? Уже все сказано на эту тему». К тому же, мы молодые и еще не настолько опытные. Облить грязью и наговорить гадостей может каждый, но сделать это смешным – намного сложнее. Тем более, когда это касается таких «душещипательных» тем. Если я найду что-то интересное, чтобы рассказать, то сделаю это. Но, в основном, мы стараемся избегать подобного.

С этим все понятно, а что именно заставляет смеяться вас?

Кристиано: Меня заставляют смеяться люди, которые умеют шутить о себе. Мне очень нравится Луис Си Кей, который постоянно рассказывает о своей жизни, о семье. И ты смотришь его выступление и думаешь: «Вроде бы ничего особенного», но не можешь перестать смеяться. Когда я смотрю итальянский стендап (он еще более «молодой», чем русский), мне скучно, потому что обычно он представляет собой монологи об истории, философии, политике. И это не работает. Для меня настоящее искусство – это когда человек может смешно рассказывать о простых вещах.

Игор: Я очень много смотрю стендап, и есть не так много людей, которых я считаю смешными, потому что я понимаю, как это устроено изнутри, и уже заранее знаю, что это будет за шутка. Иногда я смотрю видео молодых комиков на YouTube.

Блейк: Я считаю смешными ситуации, которые возникают между людьми. Особенно, когда ты состоишь в отношениях. Когда происходит что-то, что расстраивает меня, я предпочитаю подумать об этом, а потом сделать из этого шутку.

Денис: Смешно становится, когда у человека есть собственный голос. То есть бывает, когда комик выходит на сцену и рассказывает шутку. И делает это, в принципе, хорошо. Но это только ради того, чтобы люди просто засмеялись. Понимаешь? А я люблю, когда, помимо этого, человеку есть, что сказать. Может быть, та или иная история не произошла с ним, но он пропустил ее через себя, сумел ее «транслировать», и это видно по глазам.

english-moscow-comedy

Стендап отнимает все ваше свободное время? Или вы успеваете заниматься чем-то еще?

Денис: В моем случае стендап занимает большую часть моего свободного времени. Я работаю на телевидении, пишу, снимаюсь, но по вечерам, в основном, я на стендапе. Да и не только по вечерам. И утром, и ночью. Это постоянно быть на телефоне, отвечать на сообщения и e-mails. Это новые шоу, встречи с владельцами заведений и организаторами, бумажная работа и так далее.

Кристиано: Я люблю рисовать и играть на гитаре. Стендап – это нечто похожее, потому что это тоже способ выражения себя и своих мыслей. Честно говоря, я бы хотел уделять больше времени стендапу, но не могу. Я арендую мастерскую, и, когда у меня есть свободное время, я там рисую и пишу. Чтобы заниматься стендапом, нужно концентрировать внимание на нем. Но я думаю, что у всех нас есть такой… «таракан стендапа». /смеется/ Это непрерывная работа, состоящая из разных этапов. Скучный – заниматься подготовкой шуток, формулировать их. Пассивный – когда ты видишь что-то интересное или странное и сразу записываешь это.

Денис: Я абсолютно согласен с Кристиано. А потом ты читаешь эти записи в блокноте или смартфоне и думаешь: «Бабушка. Демон. Метро. А что это значит?». /смеется/ И, конечно, на работе никто не понимает, зачем мы это делаем: «Стендап на английском? Что? Почему?». И хорошо, если работа связана с английским языком. Тогда ты даешь визитку и говоришь: «Просто приходи на шоу». /улыбается/

english-moscow-comedy

Так как большинство комиков в «Moscow English Comedy» – иностранцы, интересно узнать, что вы думаете о русском юморе в целом. И чем он отличается от зарубежного?

Кристиано: Я думаю, что порой русский юмор – слишком тонкий. Есть несколько хороших стендап-комиков. И еще советские фильмы! Хотя они немного специфические. Мне не очень нравится принцип, когда одна шутка идет за другой. Таких комиков называют «one liners». Мне ближе, когда шутка заключена внутри истории.

Денис: Действительно, много стендап-комиков, и среди них есть смешные и популярные – те, которым создали образ на телевидении. А есть те, кто в качественном юморе не уступает предыдущим, но о них никто не знает (и я говорю не только о тех, кто живет в Москве). И это печально, потому что в России все вращается вокруг телевидения. Можно взять хорошую идею и сделать из нее нечто модное и вычурное, чтобы потом продать. И это очень сильно тормозит. Да, спустя пять лет в России начали открываться стендап-клубы. Хотя это даже сложно назвать так. Просто люди выступают в кафе. И о них мало, кто знает. И вряд ли узнает. Одним словом, все хотят попасть на телевидение, чтобы быть услышанными.

Игор: Если честно, мне не особо интересен русский юмор.

Но ты же видел выступления каких-нибудь русских комиков?

Игор: Видел. Но не понял. /смеется/ Может быть, из-за культурных различий. Люди, которые живут в России, узнают себя в этих монологах, а для меня это все странно. А что касается именно стендапа, то я слышал несколько смешных шуток, но, в целом, мне все равно не нравится. Мне даже хорватский не нравится, поэтому я выступаю на английском.

english-moscow-comedy

Что вы уже знали о России до переезда сюда? Каким было ваше представление о стране и ее населении?

Блейк: Я изучал русский два года в университете до того, как переехал сюда. Все у меня спрашивают, что я думаю о медведях, и это забавно. Раньше я никогда не слышал об этом стереотипе в США. Мои профессора очень хорошо отзывались о России.

Кристиано: Когда я приехал в Россию, я ничего не знал об этой стране. Честно говоря, я до сих пор не понимаю, почему я решился на переезд. /смеется/ Я очень хорошо жил в Испании, у меня была квартира в центре Мадрида, и, видимо, мне захотелось страданий. Я начал думать, где мне будет трудно. /смеется/ Я слышал, что русские – серьезные. Но вы – ничуть не серьезные! Вы смешные и всегда готовы шутить. Люди, у которых есть чувство юмора, могут сразу ответить в таком же духе. В Италии так не умеют. Моя теория такова: здесь либо ты шутишь, потому что жизнь сложная, либо живешь плохо. /смеется/ О стереотипах вроде медведей меня никто не спрашивал и не спрашивает. О водке – да.

Блейк: Еще красивые девушки.

Кристиано: Да, это стереотип, который не является правдой… /многозначительная пауза, во время которой ребята переглядываются/ Потому что в России суперкрасивые девушки. /улыбается/

Игор: А я уже и не помню, потому что это было шесть лет назад, и сейчас мне сложно сказать, что я знал о России на тот момент. Я не слышал о медведях и балалайках. У нас нет таких стереотипов. Россия – это огромная страна, о которой знают абсолютно все (в отличие от Хорватии).

english-moscow-comedy

Многие иностранцы жалуются на то, что выжить для них в Москве даже во время туристической поездки, едва ли возможно. Как вы думаете, почему у тех, кто живет здесь, довольно низкий уровень знания английского языка? И чувствовали ли вы что-то подобное, когда только переехали в столицу?

Игор: Когда я переехал в Россию, первый год я жил не в Москве, а в Коломне. Это была проблема, потому что Коломна – маленький город, где почти никто не разговаривает на английском. Так что я общался только со своим преподавателем английского языка. Почему так происходит? Наверное, потому что вам это не нужно. У вас все на русском: вывески, фильмы, книги, игры. Английский язык, в основном, изучают те, кто путешествует или кому нравятся иностранные языки. В Хорватии все по-другому. Например, у нас фильмы показывают с английскими субтитрами. Поэтому хорваты даже если не знают толком английского, все равно понимают какие-то слова или выражения. Моему папе шестьдесят. Он никогда не изучал английский, но он смотрит фильмы и знает пару элементарных фраз.

Блейк: Мне повезло, потому что среди моих однокурсников, которые тоже переехали в Россию, я был единственным, кто нормально говорил на русском. Я мог найти работу. В итоге, все, кроме меня, вернулись обратно. Это было довольно сложно для нас, потому что мы приехали в январе, когда Москва была покрыта снегом, и жили в одной комнате три месяца. До этого момента мы не знали друг друга, никто не говорил по-русски, и ни у кого не было денег. Это было ужасно.

Кристиано: Я не изучал русский до того, как переехал сюда. У меня уже был опыт того, когда ты приезжаешь в другую страну без знания языка. Я считаю, что ты должен делать первый шаг. Ты не можешь просить других людей говорить на твоем родном языке. Это абсурд. Тем более, если ты – итальянец. Есть большая вероятность, что хоть кто-то сможет произнести пару фраз на английском, но не на итальянском. Конечно, культурно-лингвистический шок неизбежен. Но мне было проще, потому что я – итальянец. А у вас очень любят итальянцев. Не так, как в других странах. Я понимаю, почему некоторые предпочли уехать из России по этой причине. Но если ты принимаешь решение приехать сюда, то не должен думать, что будет легко: русский язык не похож на европейскую языковую группу. Тебе потребуется не меньше трех лет, чтобы приспособиться, и это нормально.

Денис: Конечно, не все россияне обязаны изучать английский язык, но я считаю, что в таком административном центре как Москва, у представителей сферы услуг должны быть хотя бы базовые знания. Например, как-то ко мне приезжали друзья из Германии, и мы пошли в бар. Я был удивлен, когда услышал, как официантка говорит по-английски почти идеально. Хочу сделать интересную ремарку: в России сделали английскую транскрипцию названия улиц, появилась туристическая полиция, которая почему-то не говорит по-английски, но ситуация мало изменилась. Когда я был в Будапеште, где ничего не переведено на английский язык, я подошел к одному пожилому мужчине, работающему в метро, чтобы спросить, как перейти на одну из линий. И он мне спокойно объяснил по-английски, как это сделать.

english-moscow-comedy

Почти для всех вас английский – второй язык, как я понимаю. Поделитесь секретом того, что нужно делать, чтобы довести свои знания до совершенства?

Игор: В семнадцать-восемнадцать лет я начал смотреть фильмы на английском языке и слушать англоязычную музыку. Одним словом, когда я искал что-то, что мне интересно, я всегда делал это на английском. Ну, не только я. У нас все так делают, потому что почти все на английском. / смеется / Однажды к нам приехали родственники из Австралии. Они живут там уже очень долго, поэтому им было сложно разговаривать на хорватском, и мне приходилось общаться с ними на английском. Я не знаю, как я делал это, потому что в школе я изучал немецкий.

Денис: Я учил английский с пяти лет. И почти все мое высшее образование было на английском, поэтому мне в этом плане было гораздо легче. Чтобы улучшить свои знания до разговорного уровня, а не просто писать на нем какие-то работы, официальные письма и прочее, вместо того, чтобы учиться, я заставил себя смотреть фильмы и сериалы на английском языке. На самом деле, это путь крайнего одиночества. Серьезно. Это очень депрессивный путь изучения языка. Но для меня это было нормально. /улыбается/

Кристиано: Можно я возьму это в качестве шутки для стендапа?

Денис: Нет, она моя! /все смеются/

Представьте, что в современном мире не существует стендапа. Чем бы вы тогда занимались?

Денис: А как бы тогда жили люди? Это какая-то антиутопия. Мне сложно представить это, потому что как это возможно – не шутить в России?

Блейк: А в моей жизни все было бы нормально. /смеется/ При коммунизме, когда религия была под запретом, люди тайно собирались в подвальных помещениях. Соответственно, если бы не было стендапа, то мы поступали бы так же. Стоп. Но мы и так выступаем в подобных помещениях. /все смеются/

Игор: Правда в том, что я занимаюсь стендапом, потому что я не знаю, что я хочу делать по жизни. /смеется/ Если бы я хотел стать врачом, я бы стал им и зарабатывал бы на этом деньги. А, вообще, меня интересует музыка и дизайн.

english-moscow-comedy

Как заряжать людей позитивом, смешить их, если ваше настроение не задалось с самого утра?

Игор: Это как обычная работа. Если у тебя был плохой день, ты не можешь сказать: «Ладно, не пойду сегодня на работу». Даже если у меня плохое настроение, это не должно быть заметно окружающим. Если у меня, допустим, есть пятнадцать минут на сцене, то я выхожу и шучу, а потом уже могу грустить. Но после этих пятнадцати минут я чувствую себя лучше. Если я вижу, что всем понравилось мое выступление, я сделал приятно и им, и себе.

Кристиано: Когда у меня плохое настроение, мне сложнее именно писать шутки, а не выступать с ними.

Блейк: А мне кажется, что как раз классно выступать, когда у тебя плохое настроение.

Денис: Это приходит с опытом. Ты выходишь на сцену, и у тебя есть несколько минут, чтобы сделать так, чтобы люди засмеялись. Или хотя бы улыбнулись. Иначе зачем ты занимаешься этим? Стендап-комики как актеры, музыканты и любые другие артисты выходят к публике не для того, чтобы просто открывать рот. Если у тебя есть какие-то проблемы, то ты либо переводишь их в шутку, либо оставляешь за кулисами.

Без чего вы не можете представить свою жизнь, кроме юмора, разумеется?

Денис: Без пребывания в одиночестве. Потому что когда ты постоянно работаешь с людьми, тебе нужно место, где можно побыть наедине с собой.

Игор: Без всего. /смеется/

Блейк: Без путешествий. И мяса. /смеется/

Кристиано: Без чего-то творческого. Чего-то, позволяющего фантазии работать каждый день.