В 1919 году князь Феликс Феликсович Юсупов и его супруга великая княжна Ирина Александровна навсегда покинули Россию. Князь увез с собой несколько картин, фамильные драгоценности и славу того самого человека, который осмелился убить ненавистного многим старца Григория Распутина.

feliks-usupov

Феликс и Ирина Юсуповы

Нужно сказать, что и до скандального убийства чета Юсуповых не была даже отдаленно похожа на рядовое, ничем не примечательное семейство. Он – представитель одной из богатейших семей России, высокий и статный молодой человек, склонный к эпатажу и потому окруженный тысячей слухов и домыслов. Она – блестящая красавица, в девичестве носившая фамилию Романова, родная племянница самого императора.

feliks-usupov
feliks-usupov

«Мемуары» князя отчетливо говорят о том, что автор всегда хотел казаться смелым, эксцентричным человеком и, по всей видимости, таким и являлся. Любовь к переодеваниям в женский костюм, слухи о его нетрадиционной сексуальной ориентации и близость ко двору делали его образ невероятно интригующим и притягательным для иностранцев.

feliks-usupov

Неудивительно, что, устроившись после всех революционных волнений в Париже, супруги Юсуповы решили воспользоваться интересом европейцев ко всему русскому и в 1924 году открыли собственное ателье, которое получило название IRFE по первым буквам имен основателей.

Юсуповы привлекли к работе в ателье своих старых друзей и русских знакомых. «В шитье мы не понимаем» – писал князь. Созданием моделей занималась специально нанятая модельер, работой секретаря – верный слуга Буль. Денег на рекламу не было – работал старый добрый метод сарафанного радио. Сами супруги выполняли функции первых лиц модного дома: «великий и ужасный» Феликс лично общался с клиентами, а утонченная Ирина вместе с подругами выступала в роли модели и вдохновительницы.

Любовь к переодеваниям в женский костюм, слухи о его нетрадиционной сексуальной ориентации и близость ко двору делали его образ невероятно интригующим и притягательным для иностранцев.

Мало-помалу модный дом стал набирать популярность, и князю пришлось расширить арендованную территорию. «Клиентки были всех национальностей. Приходили за экзотикой. Одна потребовала чаю из самовара. Другая, американка, захотела видеть «князя», у которого, по слухам, глаза фосфоресцировали, как у хищника!» – пишет он в своих «Мемуарах». Умилителен рассказ о мадам Хуби, колоритной даме, с порога заявившей сотрудникам ателье: «Подать сюда князя! И водки». Мадам заказала пятнадцать платьев и кокошник и всюду потом появлялась только в нем. Кажется, эпатажный образ Феликса Юсупова привлекал не менее эпатажных клиентов, и это не случайно.

feliks-usupov

В. Серов. Портрет князя Феликса Юсупова, 1903-1904 гг.

Современная реклама часто основывается на архетипическом подходе в маркетинге. По мнению Юнга, существует двенадцать архетипов людей – правитель, бунтарь, любовник, творец и другие. Маркетологи выстраивают стратегию бренда, исходя из того, какой архетип отображает основные качества продвигаемого человека или компании. Архетипом, отражавшим личность Феликса Юсупова, безусловно, был бунтарь.

feliks-usupov
feliks-usupov

Человек-бунтарь – это тот, кто ломает стереотипы и будоражит общественность своими действиями или высказываниями. А вот, скажем, бренд-правитель, напротив, олицетворяет собой спокойствие, силу и надежность. Демонстрируя ценности того или иного архетипа, человек или компания привлекают его сторонников. Именно поэтому ателье Юсуповых было столь привлекательным для особ, жаждущих увидеть нечто будоражащее воображение – в нем чудесным образом сошлись мода на русский стиль, таинственность, окружавшая родственников августейших Романовых, и живая легенда в лице князя Юсупова.

Благодаря славе, окружавшей экстравагантного русского князя, в IRFE тянулся поток клиентов, многие из которых были не менее экстравагантны, чем сам Феликс Юсупов. Были открыты филиалы в Туке, Лондоне и Берлине, а также запущена собственная парфюмерная линия. «Незадолго до открытия бутика я приехал в Берлин и посетил с княгиней ночные кабаре в поисках девиц – возможных моделей. Действительно, кое-какие нам понравились. Тити [директор берлинского филиала княгиня Турн-и-Таксис – ред.] пригласила их к столу, но вблизи барышни показались мне странными… Я сказал о том Тити. Она покатилась со смеху: «Еще бы не странные! – воскликнула она. – Это же юноши!». Я, признаться, в тот день сильно засомневался насчет будущей моей директрисы… Впрочем, к открытию бутика сыскались и настоящие барышни». Судя по всему, бунтарский дух предприятия поддерживался даже без непосредственного участия князя Феликса.

Благодаря славе, окружавшей экстравагантного русского князя, в IRFE тянулся поток клиентов, многие из которых были не менее экстравагантны, чем сам Феликс Юсупов.

feliks-usupov

1931 году модный дом IRFE был ликвидирован. Обаяние владельца не смогло компенсировать его несостоятельность в финансовых делах: «Привыкнув тратить деньги не считая, не слишком годился я для ведения крупных дел, какими занялся, и, разумеется, угодил во все ловушки, какие ожидают неопытных энтузиастов».

 

«Мемуары» Феликса Юсупова, к которым мы обращаемся, увидели свет, когда автору было глубоко за шестьдесят. Даже в столь немолодом возрасте князь продолжал стремиться взволновать публику. Описывая ситуации, в которые попадал, и рассказывая о себе, он зачастую прибегает к вольной лексике, столь чуждой печатным воспоминаниям любого другого представителя российской элиты рубежа веков. Князь легко играет почти неприличными намеками и описаниями, будто продолжая бравировать репутацией эксцентричного, эпатажного представителя знатной фамилии.

feliks-usupov

Бренд, созданный четой Юсуповых, не так давно возродился: в 2013 году IRFE подарила вторую жизнь его новая владелица — модель Ольга Сорокина. Торжественное открытие было приурочено к 400-летию дома Романовых. Простые и изящные силуэты платьев из новых коллекций IRFE напоминаю наряды, которые носила княгиня Ирина Юсупова. Когда-то одной славы основателей для выживания ателье оказалось недостаточно, но, кажется, слава эта еще жива и так же притягательна, как и прежде.