Триллер является одним из излюбленных жанров британского кинематографа. Именно там появились первые короткие метры Альфреда Хичкока, который сформировал и модифицировал значение «саспенс» в кино. Майкл Пирс же в своем дебюте повторяет судьбу Дэнни Бойла, который после своей первой картины «Неглубокая могила» (1994) с Кристофером Экклстоном и Юэном Макгрегором вернул всю гамму классического триллера на экраны Соединенного Королевства. «Зверь» продолжает ту же самую тенденцию.

В центре сюжета молодая девушка Молл, которая чувствует себя очень одиноко во время празднования своего дня рождения. Все эти улыбки родственников и вроде бы близких друзей вовсе не делают ее счастливой. Она до сих пор живет с родителями, их недопонимание мешает ей нормально существовать в обществе. Сбежав от искусственной семейной идиллии, Молл решает провести ночь так, как сама желает. Внезапно под утро она встречает загадочного Паскаля. С ним же она впервые чувствует себя настоящей и свободной. Только вот в округе рыщет серийный убийца, забыть о котором невозможно из-за многочисленных новостей по телевизору и в газетах.

фильм зверь

В прошлом году большинство британских кинопремий называло своим фаворитом триллер «Леди Макбет» (2016) Уильяма Олдройда, почти сделанный в линчевской тональности; несколькими годами раньше «Тихий шторм» (2014) Коринны МакФарлэйн показывал возможности сдельной синхронизации таких жанров, как мелодрама и триллер. «Зверь» Майкла Пирса же собирает в себе уже упомянутые элементы предыдущих названных картин, возрождая психологический триллер в своем «античном» понимании.

Сначала синопсис и первые кадры специально создают образ типичного триллеровского сюжета, где определенная «магия» монтажа играет на киновосприятии аудитории. Несмотря на то, что это один из важных факторов для таких фильмов, Пирс вовсе не собирается останавливаться на «клише», выученных в киношколах или на специальных курсах. В первую очередь, его интересует сам человек, его роль в обществе. Мир режиссера изначально не имеет границ между природой, животными и людьми, из всего этого он создает свое пространство со своими законами. Даже локация основных действий имеет то же самое значение — Молл живет на небольшом острове, с которого ей так хочется сбежать и от царящих там чуждых ей правил. Окруженная водоемами, девушка чувствует себя скованно не только в отчем доме в кругу родных, но даже на улицах своего родного города. Именно с вот такой «бытовой» изоляции начинает Майкл Пирс, намекая, что люди сами по себе угнетают собственные желания и свою веками сформированную природу.

фильм зверь

Многообразие тем, которые он затрагивает в своем фильме, заканчивается немногословными микро-финалами. Так, Майкл Пирс надеется на смекалку зрителя, который разгадает его фильм. Здесь и family dynamic, понимание свободы, борьба между социальными классами, иммигрантский вопрос и многое другое. В принципе, попурри из «вечных» тем, каждую из которых можно встретить в современном британском кинематографе. Майкл Пирс, оставаясь режиссером, не забывает о своей роли драматурга. Несмотря на дефицит диалогов, ему очень важно сделать эту «очевидную» многословность невидимой и слышимой только в долгих взглядах главных действующих лиц. В первую очередь, он обращается к камере, где оператор Бенджамин Кракун короткими «шажками» статично следит за каждым взором Молл и ее окружения.

фильм зверь

Первое, что отождествляется с заглавным названием картины, это тщательное внимание к запаху. Героиня несколько раз упоминает, как она чувствует мир своим обонянием. Так она сближается с Паскалем, потому что ее привлекает его запах в отличие от другого ухажера, который всячески мешает ей жить. Словно в животной общине, она сосуществует с своей семьей, всячески игнорирующую ее. Зритель тоже подключает свое обоняние без всяких эффектов 4D кинематографа. Точечная визуализация, направленная на томные взгляды Молл и Паскаля, помогает выявить атмосферу и главный пафос кинопроизведения. Здесь и запах, и страх, и желание, и страсть — ничего не скрывается от линз оператора. А паузы между диалогами говорят больше за героев, чем любая остроумная ремарка, оставленная сценаристом.

фильм зверь

Словно воспитанный на психологизме персонажей Ларса фон Триера, Майкл Пирс с нетипичным рационализмом пытается понять душу серийного убийцы, его мотивы и логику. Таким образом, Молл становится, с одной стороны, резонером в данной истории, а с другой — частью преступления. Колебание между двумя сторонами становится очень болезненным для самой Молл, и запутанным для аудитории. Зрители отбрасывают рационализм и становятся свидетелями ошибочного милосердия, которое испытывает Молл к Паскалю и самой себе.

Жестокость, а точнее «зверство» у Майкла Пирса приобретают классические нотки сострадания, тем самым доказывая, что все мы склонны к животной бессердечности. Поэтому для Молл он придумывает неочевидный финал, и от этого данный триллер становится только лучше.