gte-ti-ikar

Антонио Темпеста «Падение Икара»

«Где ты, Икар?» – отчаянный, протяжный крик изобретателя, на которого обрушилась мрачная правда. Проносится над беспокойной пучиной расплавленный золотистый воск, вкропившийся между белыми перьями. Поневоле он теперь будет заложником бездны – солнце обожгло не только самонадеянность прекрасного юноши, но и сожгло его полностью. Миф о Дедале и Икаре принес вдохновение многим почитателям древнегреческой культуры, которые воплотили его образ в литературе, скульптуре, а самое главное – в живописи. Питер Брейгель Старший также нашел в мифе способ отражения собственного мировоззрения.

Часть 1. Безликий миф или рацея?

Миф повествует об афинском архитекторе, скульпторе и изобретателе по имени Дедал и его сыне Икаре. Они стали показательным воплощением предупреждения для всех мечтателей, пытающихся вырваться за границы земного. Как гласит предание, изобретатель способствовал смерти человека-быка, Минотавра, жертвой которого стали многие невинные девушки и юноши, и за это был сослан в темницу вместе со своим сыном. Дедал не мог вынести заточения и решился на побег, соорудив две пары крыльев, сотканных из перьев и скрепленных воском. Перед тем, как взмыть навстречу свободе, изобретатель предупредил Икара о том, чтобы он не спускался слишком низко к манящему синему зеркалу и не поднимался к палящему огненному шару. Но Икар, опьяненный игрой с ветром, не послушал отца. Жар дневного светила предрешил его судьбу – бездна уже распахнула объятия, принимая тело юноши. На первый взгляд, кажется, что история была соткана людской молвой для показания последствий непослушания. Но так ли это?

Разделим место действия мифа на своеобразные плоскости. Дедал и Икар символизируют образы людей, заточенных в собственных страхах и живущих в рамках социальных ограничений, боящихся вырваться наружу. Они боятся открыть для себя идеальный мир, хотя каждый априори обладает им. Делается первый шаг – ставни внутренней сдержанности с шумом распахиваются.

Теперь наступает черед выбора – следовать новым соблазнам рассудительно и оторваться от твердой земли рациональности, или грезить о несбыточном? Море в мифе – символ человеческого бесцельного существования, затягивающего в пучину обыденности любого, кто не имеет желания дать отпор. Солнце – олицетворение сокровенного и стремление познания утопии. Дедал и Икар оказываются между двумя параллелями. Только старик придерживается линии благоразумной, не несущей за собой риски, а Икар предается иллюзиям, поднимается слишком высоко от заурядности. За это он падает еще ниже допустимого, прорывает нижнюю грань существования. Поговорка гласит: «Мечты – крылья, не знающие усталости». Это так. Но стоит ли взмывать вверх, рискуя рухнуть?

gte-ti-ikar

Питер Брейгель Старший «Падение Икара», ок. 1558 г.

Часть 2. «Пейзаж с падением Икара»

Автор картины – Питер Брейгель Старший, последний великий художник эпохи Возрождения в Нидерландах. В своем творчестве он использовал тему изображения человеческой слабости и глупости. Стремление посягнуть на идеальное осмысленное существование в неразумной гонке может назваться легкомыслием.

Но Брейгель в своей картине хотел отразить совсем другое место человека в мире. Художник переместил акцент с личной трагедии юноши на реакцию людей, наблюдавших за падением. Сельская жизнь мирно переплетается с гармонией природы. Простые обитатели не желают смотреть наверх, в небо. Каждый занят своим делом: пахарь следует за лошадью; пастух на заднем плане мечтательно вглядывается на нечто за пределами картины – ни он, ни его собака не выполняют возложенных на них обязанностей: овцы разбрелись и подошли чересчур близко к кромке воды. И только когда взгляд почитателя скользит по картине, он натыкается на риф дисгармонии и видит тонущего Икара. Его смерть не вызывает никаких эмоций, и никто не видит, что с ним происходит. Корабль на горизонте является лишним тому подтверждением: гонимый порывами ветра он удаляется, скользя по плоскости бесцельности. Впереди пахаря вырисовывается едва различимое мертвое тело в кустах. Фрагмент выступает своеобразной ссылкой на фламандскую пословицу: «Пахарь свой плуг не остановит, даже если рядом кто-то будет умирать».

Быть может, жизнь пахаря и была чересчур приземленной в глазах Икара. Но действительно ли подобная «приземленность» и рациональность хуже неоправданной пустой мечтательности? Возможно, на расставление приоритетов Брейгеля повлиял исторический ход событий, взявший свое начало еще в XV в. и длившийся вплоть до XVII в. Это период Великих Географических открытий. Мир меняется, совершенствуется, становится вторым воплощением отражения неба в глазах. После подобной реконструкции мироздания былые свершения Титанов кажутся людям чем-то беспредельно далеким и эфемерным, ведь перед их взорами вершится осязаемая история. Боги спустились с небес, жажда постижения истин возвысила смертных.

gte-ti-ikar

Герберт Джеймс Дрейпер «Оплакивание Икара», 1898 г.

На картине Герберта Джеймса Дрейпера «Оплакивание Икара» изображен мёртвый Икар в окружении плачущих нимф. Что олицетворяет собой упавший с небес юноша? Какое значение несет в себе его смерть? Вернемся к нити символизма, непрерывно тянущейся через пространства мифа. Солнце есть истина, море – существование. В поиске познания юноша коснулся Истины, пересек границы заурядности, будучи неготовым. Открывшаяся правда приводит к логической гибели героя. Именно такой концепции придерживался французский писатель Андре Поль Гийом Жид в книге «Тесей», называя Икара «воплощением человеческого беспокойства, поиска, поэтического взлета». Но Дрейпер не изображает тело правдоискателя изможденным. Даже после смерти человек остается символом неудовлетворенности. Тяга к прозрению делает его величественным.

gte-ti-ikar

Питер Паульс Рубенс «Дедал и Икар», 1636 г.

Многие художники изображали Дедала и Икара на расстоянии, перекладывая смысловую нагрузку на второстепенных персонажей. Они несут в себе основное значение, образуя поэтапный ключ к постижению произведения. Питер Пауль Рубенс, крупнейший фламандский живописец, воплотивший в своих работах чувственность барокко, сделал решающий акцент на особенностях стиля. Картина «Дедал и Икар» – это крупные, тяжелые фигуры в стремительном движении эмоционально заряженной атмосферы, пластика жестов, подчеркнутая точной физиологией человеческого тела, жизненная динамика, рвущаяся изнутри. Ничего не стоит между созерцателем и фигурами, свергнутыми с небес. Смерч чувств, видимый на лицах протагонистов, может взволновать не меньше символического обращения, направленного на зрителя. Ведь все мы остаемся людьми, уделяющими в первую очередь внимание эмоциям.

Многогранник под названием «мировоззрение» является ключевой фигурой, выстраивающейся в единую совокупность донесения информации до зрителей. Подтверждение тому – труды мировых художников, выплеснувших свои мысли на полотна. Миф о «Дедале и Икаре» выступил иллюстрацией к диаметральным посылам: стабильной рациональности, человеческой неудовлетворенности и значимости чувств. Какой выберете Вы?