31 августа 2017 года исполнилось 50 лет со дня смерти Ильи Эренбурга. Отдавая дань памяти знаменитому русскому писателю, мы рассмотрим одну из его сторон, которая является малоизвестной, но очень значимой в становлении личности Эренбурга.

Илья Эренбург «Мой Париж»

В начале 1920-х годов фотография еще не была той обыденностью, какой является сейчас. В этой области требовался профессионализм и опыт работы с камерой. Следствием этого является особый интерес зрителей к фотографиям первых десятилетий XX века.

Для Ильи Эренбурга фотокамера была приятным увлечением. Фотоснимки заменяли ему записную книжку. Сделанные фотографии становились иллюстрациями для газетных статей или очерков. В свободное от работы время съемка становилась развлекательным делом, которое позволяло запечатлеть визуальные и зрительные образы. Эренбург был фотографом-документалистом и более всего ценил в съемке бытовую правдивость обыденной жизни. Его зоркий глаз писателя позволял ловить житейские сюжеты, что придает полученным снимкам определенную занимательность.

Илья Эренбург «Мой Париж»

В 1925 году у Эренбурга вышла книга, посвященная европейским кафе. Ее относят к путеводителям, хотя это не совсем так. Это сборник из одиннадцати новелл, в котором Эренбург раскрыл мир кафе с их публикой, атмосферой и традициями. Всё вместе составляет фон, на котором разворачивается панорама дружеских встреч.

Прожив в Париже много лет и хорошо зная его, Эренбург решил написать книгу о жизни и быте парижских окраин. Замысел книги зародился благодаря боковому видоискателю. Много месяцев Эренбург бродил по Парижу. Париж – старый город, может, поэтому он настолько своеобразен и красив. Порой, люди удивлялись, почему Эренбург снимал забор или стену. На самом деле он фотографировал их.

21 сентября 1933 года эпопея по созданию «Моего Парижа» завершилась. Готовый экземпляр был на руках у Эренбурга. В конечном виде фотоальбом Эренбурга представляет собой синтез изображения и текста. Помимо «стандартных» пояснений к снимкам существует ряд комментариев, которые необходимо отметить.

Фотография и комментарий – это некая история. Будет ли она развиваться или закончится многоточием, решать читателю.

В одной из глав Эренбург снимает людей, сидящих за столиками. На снимке запечатлена пожилая пара. Женщина, наклонившись, что-то говорит своему спутнику. Эренбург интерпретировал это как: «Дюран отвалил ей десять тысяч…». Особенностью комментария такого рода является способность развивать ход мыслей и событий. У каждого читателя возникают свои ассоциации…

«Дюран отвалил ей десять тысяч…»

Совокупность снимков создает сложившийся и цельный образ, без которого нельзя представить Париж того времени. В книге «Мой Париж» нет ни одной фотографии, передающей Париж наших годов. Три снимка в начале книги всего лишь говорят: «Вот тот Париж, которого уже не увидеть». Перелистывая страницы, мы имеем дело с историей. Замысел книги состоит в том, что Эренбург хотел показать читателю непарадную сторону великого города.

Илья Эренбург «Мой Париж»

Особое внимание Эренбург уделял уличным скамейкам. Но вовсе не как предметам интерьера. Для него важнее то, как протекает жизнь горожан на этих самых скамейках. Тут разворачиваются самые интригующие и интересные моменты, поскольку парижане не являются домоседами. Днём здесь общаются старики и старушки, играют дети. По вечерам влюбленные объясняются друг другу в любви, пьют вино.

Бельвиль – тот самый квартал Парижа, где Эренбург показывает обратную сторону прекрасного. Этот квартал – запутанный клубок. Вместо ниток главную роль играет бесконечное количество улочек. Они носят прекрасные названия: «улица Акации», «улицы Миндаля». Но в то же время пахнут улицы сыростью и плесенью, что забирает у них нотку изысканности и романтики.

Бельвиль

Улица Акаций

Последнее без чего не может обойтись Париж – это Эйфелева башня. Это не просто сооружение, которое стоит на виду у всех. Это символ Парижа и неотъемлемая часть его пейзажа. Башню видно практически везде. Она показывает свою верхушку в конце какой-нибудь улочки, или край виднеется над старыми грязными крышами между домов. Париж и Эйфелева башня – это две частицы одного целого. После окончания ее строительства она казалась бесполезной и безобразной. Многие требовали ее сноса. Но башня служила превосходной радиостанцией. Многие поэты и художники посвятили ей свои работы. Она стала предметом дискуссий далеко за пределами Парижа и остаётся предметом восхищения по сей день.

Илья Эренбург «Мой Париж»

Фотоальбом «Мой Париж» обладает социальной значимостью. Он открывает обратную сторону того пышного и яркого, что обычно связано с представлением об этом городе. Для него Париж – это не архитектурный город с его фасадами. Для него Париж – это люди и их судьбы.

Илья Эренбург «Мой Париж»

Феномен фотоальбома «Мой Париж» заключается в том, что он показывает уникальные картины из жизни скромных кварталов Парижа. Его герои раскрывают перед зрителем неописуемый быт «того Парижа», который бесследно исчез.

В альбоме «Мой Париж» предельно острые снимки чередуются с текстом. Эренбург умножал мастерство слова на технику кадров. Талантливый писатель оказался и талантливым фотографом. Текст в его книге дополняет фотографию, представляет большой интерес как литературный, так и изобразительный. Только писатель мог дать снимкам такую художественную выразительность. Эренбург показал, что и фотосъемку можно сделать видом искусства. Его фотографии – это маленькие новеллы.