Четвертое место в рейтинге «Ста величайших звезд кино за сто лет», четыре премии «Золотой глобус», три статуэтки «Оскар», две «Эмми», самая первая в истории театральная награда «Тони» и даже названный в ее честь сорт розы – за всем этим поблескивает одной из самых красивых улыбок «золотого века» кино Ингрид Бергман.

Ее значимость для кинематографа актер Кэри Грант смог описать в нескольких словах: «В мире есть всего семь кинозвезд, одно только имя которых заставляет банкиров вкладывать деньги в производство фильма, и в этом списке только одна женщина – Ингрид Бергман».

С чего все начиналось

Ингрид Бергман, названная в честь шведской принцессы и королевы Дании, рано осиротела и воспитывалась родственниками. Она была шведка по отцу и немка по матери, но во времена ее популярности о немецких корнях почти никто не знал. Это был период, омраченный Второй Мировой войной и анти-немецкой атмосферой. Так что все ее агенты и продюсеры, не сговариваясь, предпочли умолчать о неугодной линии родства. Поэтому СМИ дружно именовали ее «шведской актрисой», а сама Ингрид прекрасно понимала, что сейчас не самое удачное время хвастать мамиными родственниками, хоть и поддерживала с ними связь на протяжении всей жизни.

Бергман осознано выбрала свою профессию и поступила в Королевский драматический театр (на тот же курс, который несколькими годами ранее окончила Грета Гарбо). Не проучившись там и года, молодая Ингрид решила уйти в кино. Стоит сказать, что в самой Академии достаточно прохладно отнеслись к такому решению – Бергман подавала надежды в театральном ремесле, а к кинематографу в Швеции в то время никто не относился серьезно и не воспринимал как искусство. У Ингрид даже состоялся разговор с директором театрального училища на эту тему, но она твердо стояла на своем.

После нескольких эпизодических ролей актриса наконец получает главную роль в шведском фильме «Интермеццо».  Ее героиня, молодая пианистка Анна, влюбляется в известного скрипача и уводит его из семьи. Американский продюсер Дэвид Селзник решил снять голливудский римейк картины: «Интермеццо: история любви», и пригласил ее на главную роль, но уже на другом континенте.

Как Бергман открывала Америку

«Она не говорит по-английски, она слишком высокая, ее имя звучит слишком по-немецки, а брови чересчур широкие» – вот что Селзник говорил своему сыну Дэнни, когда собирался отдать Ингрид роль в своем фильме. Не знающая языка и не уверенная насчет реакции американской публики, она должна была сыграть в этой ленте и вернуться в Швецию, к семье. Бергман совершенно не подходила Голливуду, а он не подходил ей. Простая и естественная красота шведки, нежелание краситься и накладывать грим, скромное поведение – все это никак не укладывалось в рамки богемного голливудского стиля жизни, не вязалось с образом расфуфыренных американских кинозвезд. 

Кадр из фильма «Интермеццо»

Параллельно с этим фильмом Селзник снимал «Унесенных ветром». В письме своему менеджеру он писал: «Из-за того, что в «Унесенных ветром» задействованы целых четыре звезды, все наши люксы заняты под их гримерки. Нам пришлось выделить ей самую маленькую комнатку, а когда она туда зашла, сказала, что у нее в жизни не было таких апартаментов». После выхода фильма на экраны в 1939 году Бергман обзавелась кучей поклонников по обе стороны океана. 

Вместо привычного голливудской публике гламура, шведка источала молодость и здоровье. Все эти факторы, плюс пара следующих положительных ролей, сделали свое дело – чистый и невинный образ шведки сложился в голове у зрителя как-то сам собой, без ее участия. Это загоняло Ингрид в узкие рамки, а ей хотелось расправить крылья и проявить талант. Дошло до того, что после кастинга на роль невесты Доктора Джекила в экранизации «Доктор Джекил и мистер Хайд» 1941-го года Бергман обратилась к студии Metro Goldwyn-Mayer и режиссеру Виктору Флеменгу, и попросила поменяться ролями с Ланой Тернер, которой досталось играть озлобленную барменшу Айви. Без особого восторга руководство все-таки уступило уговорам двух ведущих актрис картины, что дало им возможность попробовать себя в новых ипостасях. Но настоящий успех пришел к Ингрид Бергман ровно через год, вместе с очередным восторженно-наивным образом.

Лучшая мелодрама всех времен 

«Из всех кабаков всех городов мира она вошла именно в мой» – эта фраза, как и многие другие реплики из ленты «Касабланка», стала крылатой. Фильм, который прямо-таки растащили на цитаты, изначально задумывался компанией Warner Brothers как рядовая проходная работа, с бюджетом в 1 млн долларов, а в результате выиграл три номинации на «Оскар», одной из которых стала статуэтка за лучший фильм, и звание «Лучшей мелодрамы всех времен». 

Кадр из фильма «Касабланка»

Бергман играла Ильзу Лунд, рефлексирующую белокурую барышню со светящимися глазами, все метавшуюся между своим мужем, которого играл Пол Хенрейд, и бывшим любовником в исполнении Хамфри Богарта. Кстати, тот самый ангельский блеск ее глаз был вызван вовсе не душевными терзаниями героини, а направленными ей в лицо через специальный рассеивающий фильтр пучками света. 

События разворачивались на фоне войны и сопротивления в марокканской Касабланке. Фильм снимался по мотивам пьесы, которая никогда не ставилась на сцене, а его сценарий даже не был прописан до конца. В момент съемок никто не знал, чем кончится картина. Студия заключила контракт с 75 сценаристами, и каждый из них работал над окончанием фильма. Такая ситуация больше всего беспокоила именно Ингрид. «Кого из мужчин мне любить больше?» – спрашивала она у режиссера. «Не знаю, – отвечал он – тебе придется любить их обоих, как видишь, у нас нет окончания сценария, так что никто не знает, что может случиться».

Тот самый фильм с Богартом

Но на самой съемочной площадке хватало проблем и без сценария. Экранный муж Берман, Пол Хенрейд не смог в полной мере блеснуть своим талантом и выглядел в кадре слегка неестественно, Ингрид называла  его не иначе, чем «примадонна», а сам Хенрейд не питал теплых чувств к Богарту и ставил под сомнения его актерские способности. Отдельная сложность заключалась в высоком росте Бергман, из-за чего Богарту приходилось пользоваться подножками или подкладывать что-то на сиденье во время съемок совместных сцен.

Кадр из фильма «Касабланка»

Выход фильма совпал с освобождением Касабланки в 1942 году, так что новости про этот город красовались во всех газетах, что и спровоцировало спешку вокруг съемочного процесса. Так что своевременность выхода фильма на экран и патриотическое настроение публики подстегнуло его коммерческий успех. 

Отдельную роль в долгоиграющей популярности ленты сыграло то, что с 1957-го года он был включен в летнюю программу университетских кинотеатров, которые крутили его во время экзаменов. А в 1980-х годах картина была разукрашена и перевыпущена в цвете. Создатели фильма довольно резко отреагировали на цветную версию фильма. Сын Богарта высказался, что с таким же успехом можно приделать руки Венере Милосской, а сценарист Джулиус Эпштейн сказал, что у колоризации ленты есть одно большое преимущество: «Это сделало Богарта красивее, чем Ингрид Бергман». Сама Бергман относилась к фильму, превратившему ее в суперзвезду, весьма прохладно. «Я снялась в стольких выдающихся фильмах, – говорила она, – а всех интересует только тот, что с Богартом».

С небес на землю 

После Касабланки Ингрид еще прочнее обосновалась в роли примерной девочки, чему хорошенько поспособствовали ее следующие роли. Сначала она играет прекрасную Марию с тяжелой судьбой в своей первой цветной ленте «По ком звонит колокол» по роману Эрнеста Хемингуэя. Причем на эту роль ее утвердил сам Хемингуэй. Он видел ее в роли Марии сразу после выхода на экраны американского «Интермеццо», еще задолго до их первой встречи. А когда познакомился с ней на прослушивании, то просто сказал: «Вы и есть Мария».

Кадр из фильма «Газовый свет»

Следом Бергман получает свой первый Оскар за роль несчастной страдающей жены в фильме «Газовый свет» в 1944 году. Окончательно же ее возводят на пьедестал святости роль монахини в фильме «Колокола Святой Марии» 45-го и образ избранной Богом воительницы Жанны д’Арк 48-го года… Все это сделало особенно эффектным ее полет с высоты чужих стереотипов.

Кадр из фильма «Колокола Святой Марии»

Начался этот скандал с желания Ингрид сыграть в фильме у знаменитого итальянского режиссера Роберто Росселлини. Прямо на съемочной площадке между женатым режиссером и замужней актрисой вспыхнул бурный роман, который закончился рождением ребенка. Такого удара публика от святой Бергман не ожидала. С грандиозным скандалом любовники добились от своих супругов согласия на развод и поселились в Италии. Стоит заметить, что другого выбора у Ингрид и не было: общественность объявила ей настоящий бойкот, вплоть до того, что сенатор США в Колорадо Эдвин С. Джонсон публично осуждал Бергман «за неподобающее поведение». 

Ингрид Бергман и Роберто Росселини с детьми

Ингрид Бергман с дочерью

Росселлини снимает Бергман в нескольких своих фильмах, но ни один из них не имеет успеха, так как зрителей уже совершенно не интересовало ни мастерство режиссера, ни актерский талант Ингрид, всех интересовало только одно – как же она могла так с ними поступить? 

Возвращение на пьедестал

Спустя несколько лет и трое детей (одним из которых стала знаменитая Изабелла Росселлини) Ингрид разводится со своим вторым мужем и возвращается в Штаты. К тому времени страсти уже улеглись, и публика дает ей второй шанс. Бергман использует его во всю мощь своего таланта и в 1956-м году получает второй «Оскар» за роль потерянной дочери Романовых в мелодраме «Анастасия» от 20th Centure Fox (в 1997 году эта же студия совместно с Disney выпустит одноименный мультфильм по такому же сценарию). Заветная статуэтка значительно улучшает ситуацию: Ингрид прощена и снова талантлива, а публика благосклонна и забывчива к былым скандалам. 

Кадр к фильму «Анастасия»

Ее ждут 26 успешных лет и более 10 значимых ролей, в том числе и роль Греты Олсон в экранизации романа Агаты Кристи «Убийство в «Восточном экспрессе», за которую она получит третий «Оскар». Сначала для нее подготовили роль княгини Драгомировой, но она отказалась от нее в пользу более простой и маленькой роли шведской няньки. К моменту съемок фильма родной шведский акцент в речи Ингрид уже давно отсутствовал, и ей пришлось брать специальные уроки, чтобы его вернуть. Вся роль Бергман сводилась к одному дублю допроса длиной в пять минут. Но талантливой актрисе хватило и этого экранного времени, чтобы завоевать награду. 

Кадр из фильма «Убийство в Восточном экспрессе»

Последние семь лет жизни Ингрид Бергман пыталась противостоять раку груди, но когда болезнь дала метастазы в руку, актриса сдалась. Последней для нее стала роль премьер-министра Израиля Голды Меир в биографическом фильме «Женщина по имени Голда» в 1982 году. Спустя 4 месяца после окончания съемок, 29 августа, в день своего рождения Ингрид Бергман не стало. После этого ее первая дочь Пиа приняла «Эмми» за последнюю роль своей матери.