Ателье дизайнера Микеле Кьоччолини находится в сердце Флоренции, в районе Санта-Кроче, вот уже несколько столетий известном как центр кожевенного ремесла. Модные рестораны здесь соседствуют со старинными мастерскими и школой Scuola del Cuoio, где обучают работе с кожей. Сквозь причудливые архитектурные формы сумок Michele Chiocciolini проступает не только влияние цветущего города, но и полученный Микеле диплом архитектора. Вместе со своей сестрой Франческой он принял меня в доме своих родителей, где каждая деталь напоминает об увлечениях владельцев и истории семьи Кьоччолини. Мы расположились на уютной террасе во внутреннем дворе и поговорили о моде, итальянском стиле и молодом дизайнерском бренде.

Микеле, как ты пришёл к тому, чтобы стать дизайнером сумок, получив диплом архитектора?

Сразу после факультета архитектуры Флорентийского университета я какое-то время пытался работать по профессии, но это имело мало общего с моими представлениями о работе архитектора. Также быстро стало понятно, что меня интересуют менее масштабные вещи: например, создание декора или обстановки для небольшого помещения, дизайн отдельных предметов. Работая в этом направлении, я плавно переключился на сферу моды. Начал делать эскизы одежды и аксессуаров, открыл пошивочную лабораторию-магазин, где создавалась одежда. А в какой-то момент решил принять участие в конкурсе арт-объектов для Vogue Fashion Night Out и отправил им эскиз сумки. Это был клатч с изображением собаки, которая впоследствии стала логотипом моего бренда. Из того первого клатча родилась целая коллекция, а я начал заниматься женскими сумками. За 4 года на свет появились 8 коллекций Michele Chiocciolini. Поначалу это были в основном клатчи, но постепенно я начал разрабатывать и другие модели, которые могут понадобиться женщине: сумки выходного дня, пляжные и для похода за покупками, корзины и рюкзаки. Это превратилось в полноценную работу.

Флоренция – один из городов моды и родина пяти всемирно известных брендов: Salvatore Ferragamo, Emilio Pucci, Roberto Cavalli, Ermanno Scervino, Gucci. Что создаёт такую благодатную почву для дизайнеров и модельеров?

Помимо романтической составляющей этого явления есть и практическая. Начиная с эпохи Возрождения, во Флоренции активно развивались ремёсла, связанные с искусством, и торговля ремесленными изделиями. В районе Санта-Кроче на реке Арно находилась школа кожевенного ремесла, где занимались обработкой кожи, стекавшейся сюда из разных уголков Италии и других стран. Старинные ремесленные мастерские и по сей день производят фурнитуру и другие детали, необходимые для готового изделия. Сейчас это превратилось в настоящую индустрию. Во Флоренции есть целые районы с небольшими производствами, которые работают на крупные бренды.

А как организовано твоё производство? Где и кем отшиваются сумки?

Я сразу нашёл производство в Понтассьеве и лабораторию в исторической части Флоренции, которая помогает мне на стадии создания прототипа. Нарисовав эскиз, я иду в лабораторию и делаю пробный вариант изделия, а затем в несколько этапов дорабатываю его. Как правило, перед тем, как получить готовую и совершенную модель, я создаю 3-4 прототипа. Потом выбираю кожу, добавляю небольшие детали, и сумка идёт в производство.

Ты работаешь с сестрой. Какую роль она играет в бренде?

Франческа – продакт-менеджер. Она отслеживает каждый этап производства от начала до конца, следит за качеством изделий. Делать всё одному невозможно – нужна команда. Но небольшая: если людей и мнений слишком много, а у тебя есть конкретная идея, это будет сбивать с толку. В нашем случае я занимаюсь творческой частью, а сестра отвечает за качественную реализацию моей концепции.

Ты делаешь индивидуальные модели сумок?

Раньше мы это практиковали, сейчас нет. Стараемся продвигать наиболее популярные и выигрышные модели и по запросу можем кастомизировать их под клиента.

В каких городах, кроме Флоренции, продаются сумки Michele Chiocciolini?

В Милане, Париже, на острове Эльба, в Савоне, Кунео, Сарцане, на Капри, в Бейруте и Нью-Йорке, в Андорре. Мои сумки продают мультибрендовые магазины, сотрудничество с которыми началось благодаря выставкам и миланскому поп-апу.

Расскажи о формате поп-ап и о вашем опыте.

Поп-ап – это нечто временное, открывающееся на короткий срок. Такой формат при минимальном бюджете помогает выстрелить маленьким бизнесам, не имеющим средств на долгосрочную аренду, а также понять, насколько то или иное место подойдёт для конкретного проекта. В случае с магазином поп-ап – это концепт-стор, который привлекает внимание.

В этом году мы открыли поп-ап в Милане, приурочив его к Неделе моды. Он находился в районе Брера около месяца. Наши посетители делились на три категории: одни приехали ради Недели моды, другие работали в этом районе, а третьи жили. Проходимость там хорошая. До этого наши магазины всегда были в летних точках, на море. А мой дом-мастерская находится в центре Флоренции, но само место достаточно уединённое. Открыв магазин в Милане, мы, что называется, почувствовали разницу. Я пообщался с большим количеством людей и понял, что им интересен мой путь, они хотят узнать, как создавались сумки, увидеть мои эскизы. Я люблю каждое своё изделие, но для человека, который не знает их истории, это просто красивая вещь. Он не понимает, что она означает. Узнав, кто её сделал, почему дизайнер выбрал такую форму и такой материал, человек сближается с ней и влюбляется в твою концепцию. Поэтому сегодня так важно рассказывать истории. Но ты не вручаешь их покупателю записанными на листочке вместе с сумкой, твоя задача – передать суть в самом изделии. Наряду с такими каналами, как шоурумы, выставки и соцсети, поп-ап магазины помогают лучше узнать твой бренд изнутри. А если я пойму, что магазин в каком-то месте особенно успешно работает, можно задуматься и о долгосрочной аренде. Так в шутку я открыл магазин при мастерской у себя дома – он работает уже пятый год. (Улыбается).

Кто из других дизайнеров тебе нравится?

Мне очень нравится то, что сейчас делают Gucci. Алессандро Микеле, ставший креативным директором бренда три года назад, перезапустил его, изменил взгляд на современную моду. Он создаёт вещи в очень индивидуальном ключе. Мне всегда нравился Ив Сен-Лоран. Помню многие его показы и фотосессии. Его работы меня восхищают и с графической точки зрения. У меня даже есть книга с его рисунками. Я сам рисую в похожем стиле – фигуры динамичные, порывистые. Личность Ива Сен-Лорана очень повлияла на мою образность. Он был настоящим художником, коллекционером, путешественником, любопытным человеком – всё это мне близко. Его страстью были культуры разных стран. Ив Сен-Лоран создал коллекции, посвящённые советской, китайской, африканской, марокканской культуре. И мне тоже очень нравится путешествовать. Если бы я должен был выбрать одно-единственное занятие, это были бы путешествия – больше я бы ничего не делал, даже сумки. (Смеётся).

Что еще тебя вдохновляет?

Во-первых, хочу добавить, что путешествие – это не только лететь куда-то на самолёте. Поехать в Сан-Джиминьяно из Флоренции или пойти пешком на другой конец города, чтобы навестить друга – тоже путешествие. Можно путешествовать, даже читая книгу или работая над эскизом. Рисуя рукой или в воображении, я воссоздаю для себя всю ситуацию в этот момент. Поэтому путешествие – вещь духовная, а не физическая.

Раньше я путешествовал больше. Сейчас из-за работы это получается не так часто. Кроме того, меня всегда вдохновлял город, но в последнее время я заметил, что с возрастом всё сильнее тянусь к природе. В работе то же самое: если бы мне предложили интервью, ещё несколько месяцев назад я сказал бы, что очень занят, мне нужно подготовить коллекцию – и так далее. Но сейчас такой период, когда я могу позволить себе больше. Не потому, что у меня мало работы или много денег. Просто я чувствую себя более свободным, чтобы выбирать, что для меня важно в данный момент.

Кроме путешествий, больше всего на меня влияет рисунок. Сейчас он связан в основном с аксессуарами, но в целом отражает все аспекты моей деятельности. Я рисую всегда и везде – на листах бумаги, салфетках, в блокноте. Если мне очень хочется что-то изобразить, а под рукой нет бумаги, я могу подобрать на улице рекламную листовку. Тяга к рисунку у меня с детства. Если ты посмотришь на мои школьные учебники, то увидишь, что они все изрисованы. (Смеётся). Дочитав любую книгу, я начинал в ней рисовать.

По-твоему, стиль и вкус – врождённые качества, или этому можно научиться?

Это довольно сложный вопрос.  Не хочу показаться напыщенным, но всё-таки со вкусом нужно родиться. Ты можешь научиться всему, но вопрос – до какой степени. Вкус должен быть врождённым, тогда ты сможешь его отточить. Научиться с нуля невозможно. И это справедливо – у каждого свои сильные и слабые стороны.

Почему сильная сторона итальянцев – вкус? Можно ли сказать, что твои сумки в итальянском стиле, или они интернациональны?

Я космополит и не назвал бы себя настоящим итальянцем. Обожаю Италию и Флоренцию, но мне нравится везде, куда бы я ни приезжал – начиная с Китая и заканчивая Америкой. Я хотел бы пожить в каждом месте. Красота везде, нужно только видеть её. В одних местах она более очевидна, в других нет – так же, как и в моих сумках. (Улыбается). Я бы не стал делать различий между странами, говоря о вкусе. Мы известны своим стилем, но нам в этом смысле просто повезло – хороший климат и влияние многочисленных культур сделали своё дело и облегчили креативный процесс. А на самом деле талантливых людей много везде, и я не чувствую больших культурных различий. Хотя ты родилась в России, у нас с тобой может быть гораздо больше общего, чем между мною и такими же флорентийцами.

Что касается именно итальянцев, 30-40 лет назад у нас появился коллекционизм. Одежда больше не покупается по случаю, как это было раньше, во времена моей бабушки, а наоборот, случай часто создаётся, чтобы надеть тот или иной наряд. Так, желая продемонстрировать новое коктейльное платье, ты зовёшь друзей в бар на аперитив. Но мне кажется, такой подход сейчас распространён не только в Италии. Для итальянцев остаются важными качество изделия и использованного сырья. Особенно это касается таких вещей, как сумки. Но в последнее время материал отошёл на второй план, уступая первое место дизайну. Вещь должна быть не только качественно сделана, но и иметь под собой идею, сообщать что-то. Для изготовления своих сумок я использую кожу, но мы сделали также эко-линию. Полностью отходить от натуральной кожи ещё рано: люди к этому не готовы, и пока не созданы идеальные экологичные материалы. К тому же, качественная искусственная кожа пока очень дорогая, натуральную использовать выгоднее с экономической точки зрения.

Что главное в образе человека и делает его заметным?

Главное, что каждый человек должен чувствовать себя комфортно в том, что он носит. Но относится к выбору одежды и аксессуаров нужно с большим вниманием, осознанно и трезво. Роль играет даже самая простая деталь, которая кажется незаметной в твоём образе. В наряде даже может быть что-то чрезмерное, если тебе так комфортно, но нельзя надевать на себя первую попавшуюся вещь. Ты можешь надеть старые ботинки и всё равно будешь самым крутым на вечеринке, потому что эта обувь отражает твою сущность – вот что самое важное. Вещь может не означать ничего и значить очень много – зависит от того, что с её помощью сообщаешь ты сам. Как правило, люди с яркой индивидуальность выбирают правильные вещи. Сомнения начинаются там, где нет самоопределения. Вряд ли кто-то купит одну из моих сумок случайно – они могут сказать о человеке слишком многое. Например, мой бестселлер – рюкзак в форме сердца. У этой вещи ярко выраженная индивидуальность. По-моему, сумка и туфли – это две вещи, которые очень важны в твоём образе. Брендовые аксессуары – это хорошо. Но, как я уже сказал, самое важное, чтобы за каждым предметом гардероба была личность. За сумками Hermès и Birkin стоят личности их создателей, и легендарными они стали не просто из-за известного бренда.

Ты видишь себя только дизайнером сумок или хотел бы попробовать себя в чём-то ещё?

Хотел бы делать дизайнерские футболки с принтами, может быть, попробовать свои силы в дизайне украшений. Я уже рисовал украшения, которые по моим эскизам сделал один мой друг-дизайнер. По-моему, получилось неплохо. Интересно было бы попробовать себя и в разработке принтов для тканей – идей масса.

Какая у тебя мечта?

Мне очень нравится природа. Когда-нибудь я хотел бы переехать за город. И много путешествовать.