Сажусь за столик в кафе «Молоко» на Большой Никитской. На улице солнечно, ранний утренний свет проникает в большие окна ресторана, мягко касаясь своими теплыми лучами белых скатертей на шоколадно-коричневых дубовых столиках. Открывается тяжелая деревянная дверь «Молока», и в комнату вбегает фотограф Катя Алагич. На ней длинные свободные штаны, шелковый топ на бретельках, а еще длинные и изящные сережки, напоминающие капли и круглая геометричная сумка. Катя садится напротив меня, поправляя волосы и приводя в порядок мысли, и мы погружаемся в какое-то свое пространство, которое пахнет спокойными и приятными древесными духами девушки.
Катя — это тот человек, после встречи с которым не остается сомнения в том, что творчество нужно всем и каждому. Эта 28-летняя девушка каждым кадром доказывает, что мир вокруг нас невероятно красивый, и даже старый переход у железной дороги может заиграть особенными красками, если начать на него смотреть так, как это делает Катя. Своими кадрами она не просто демонстрирует, то, что видит, но открывает для зрителя новый кусочек себя, делясь с ним своим опытом, пережитыми чувствами и эмоциями. Каждая её фотография — это момент, наполненный красками, живыми ощущениями, особенным внутренним ритмом.
Цель Кати — делать проекты, которые изящны, красивы, чувственны и психологичны. Её фотографии публиковались в National Geographic Traveler, L’Оfficiel Voyage, Conde Nast Traveler. В качестве фотографа её приглашали на 150-летие Martini на озеро Комо, показы Алены Ахмадулиной и Александра Терехова, для съемки отелей St. Regis и Four Seasons, а также в закулисье спектаклей театра Петра Фоменко. Свободная, легкая и энергичная, она всегда готова на новые приключения и путешествия, даже может встать на серф, чтобы сделать интересный фотоматериал. Перед Катей открыты множество дверей и сотни новых проектов. Например, совсем недавно работа девушка впервые была представлена на выставке в Нью-Йорке. Сегодня же мы узнаем, где Катя ищет вдохновение, что для нее самое главное в кадре, что она хочет сказать своим зрителям и о чем будет ее книга.
 В 15-16 лет у меня появилась первая камера, крошечная цифровая мыльница.
Однажды в Хорватии, где мы отдыхали с родителями, я заметила, как колышутся от легкого ветра занавески на нашем балконе. Вдалеке было море. Я достала свою мыльницу и сделала снимок, который через 3 года был взят для обложки одного итальянского романа.
Тогда я просто сняла красивый момент, еще не совсем осознавая, что мне нравится снимать именно ощущения. Однако тот кадр стал отрывной точкой, когда я создала красивое изображение, как и раньше, но теперь также попыталась передать определенные чувства, которые сама испытывала, глядя на воздушные занавески, раскачивающиеся над морской пропастью.
Я всегда занималась рисованием и именно оттуда пошло мое чувство цвета. Теперь живопись для меня — это особая медитация.
Архитектурное образование научило меня  законам композиции и чувствованию баланса форм, взаимосвязанных между собой и работе с цветовыми сочетаниям.  Специально на фотографа я никогда не училась.
Мой художественный стиль постоянно развивается. Он деформируется, изменяется.
Когда я начала активно снимать, лет в 16, я стала выкладывать фотографии на Flickr. Там я стала подписываться на многих японских фотографов, которые фантастически улавливали свет и переходные тона. Тогда подобной техники у знакомых мне русских фотографов я не видела.
Я визуально заставляю зрителя сконцентрироваться на том, на чем сконцентрирована я сама: не на пространстве в целом, а на маленькой детали, мелочи, которая другим может показаться незначительной.
Для меня самое главное — это, чтобы зритель погрузился в фотографию, прочувствовал момент.
Я не до конца определилась с тем, что мне важнее: сюжет или атмосфера в фотографии. У меня бывают репортажные кадры, про человека, про его историю. Но есть и часть меня, которая скорее стремится передать атмосферу, чувство, дух какого-то места.
Часто меня привлекает не сюжет, а какое-то цветовое пятно. Иногда завораживает общая тональность кадра. Например, на рассвете, когда все, что ты видишь, окрашено в нежно-нежно-розовый оттенок и находится в неком единстве. Иногда же меня привлекает крошечная деталь, небольшой акцент, например желтое пятно лимона на темном фоне деревянной столешницы.
В репортаже очень важна спонтанность. Ты просто должен успеть достать камеру в нужный момент.
Иногда я могу на 15 минут зависнуть в одном пространстве и сделать за это время всего один кадр, подвинуться в сторону буквально на миллиметр и посмотреть, как будет выглядеть картинка с нового ракурса. Не всегда получается сделать идеальный кадр моментально, фотографии, чтобы сложится, нужно время.
Бывают дни и даже недели, когда выходишь из дома с камерой, но ничего не снимаешь. Очень много факторов должны сойтись, чтобы у фотографа мог получиться хотя бы один достойный кадр.
Чем больше я фотографирую, тем больше критикую свои работы. Иногда я открываю папку из нового путешествия, где лежит 60 фотографий, которые я уже отобрала и обработала, смотрю на каждый кадр и понимаю, что среди эти 60 работ лишь 3 можно назвать, действительно, классными.

Все, что я делаю, все, что меня окружает, должно быть красивым. Даже самые незначительные и порой незаметные мелочи. Именно красотой простых вещей я хочу делиться с людьми. Я стараюсь за счет моего видения делать жизнь других лучше.

Съемка на пленку научила меня тому, что не надо делать много фотографий разом.
Не смотря на то, что по жизни я стараюсь все планировать, я никогда не пытаюсь искусственно погрузить себя в нужную атмосферу и подтолкнуть к съемке. Думаю, ничего хорошего от такой работы не может выйти.

Я хочу, чтобы фотография воспринималась как предмет искусства, чтобы человек, который ее приобретает чувствовал ее ценность. Но не только потому что это красивая картинка, а потому что любая фотография — это частичка ее автора, его опыта, его истории, которые все вместе концентрируются в одном снимке.

В социальных сетях мы постоянно видим огромный поток фотографий. Сначала мы смотрим на работы мастера с опытом, который чувствует кадр, видит свет, работает с пространством. Потом мы видим красивый и приятный кадр фотографа-любителя, но отделить хорошее от гениального часто не можем.

К сожалению, никто не может математически обьяснить, почему что-то изыскано и прекрасно, а другое просто красиво. Поэтому в мире современной фотографии мы все, и я в том числе, теряемся, порой не видя грань между авторами-классиками и совсем молодыми фотографами.

Я скорее человек-мира. С одной стороны, я привязана к дому. Мне хочется туда возвращаться и иметь свой якорек. Но я чувствую себя абсолютно комфортно почти везде. Все новые места для меня — источник вдохновения.
Помню, как я ехала на байке на Бали вдоль рисовых полей, шел дождь и падал крупными каплями на лицо. Я чувствовала прохладный ветер и меня охватывало ощущение полной свободы. Это было прекрасно.
Однажды в январе я была в городке Трувилль во Франции. Там было очень тихо, мирно дул ветер, шелестел океан, чайки парили в небе, на улицах слышались звуки маленьких кафе с устрицами и шум рыбного рынка прямо у берега. Этот момент напомнил мне кадр из какого-то классического фильма.
Я люблю красивое кино. Недавно посмотрела «Рома» Куарона. Да, он черно- белый, но это помогло сконцентрировать внимание на художественных приемах, которые я могла бы не заметить в цветном фильме.
В прошлом году один бренд немецкой гарнитуры выпустил наушники, которые записывают звук вокруг слушателя очень точно и глубоко. Компания запустила конкурс на создание короткого видеоролика-рекламы. Для выполнения своей работы я поехала в Петербург и записывала звуки в кафе, на улице, на концертах, везде, где я бывала, а потом уже наложила звук на съемку, которую тоже параллельно вела. Это был безумно интересный опыт: я меньше отталкивалась от визуальных ощущений, больше прислушивалась к каждому маленькому звуку, к каждой звуковой детали.
Мне очень нравится ездить в Никола-Ленивец. Помню, как однажды мы с друзьями приехали туда на «Ночь новых медиа». Я нашла информацию о мероприятии в интернете и всех умоляла отправиться со мной. В результате, оказалось, что «Ночь новых медиа» уже была год назад. Мы приехали туда в 11 часов ночи, ничего не бронировали и не могли найти, где остановиться. В результате, всю ночь бродили по полям, смотрели на арт-объекты в тумане и  встречали рассвет у реки с кувшинками.
Я очень хочу сверстать свою книгу, где будут мои фотографии с отрывками моих воспоминаний, цитатами, которые меня вдохновляют. У меня уже есть черновое название — «Stories behind», про истории, которые остаются за каждым снимком.
В мире искусства текст и то, что стоит за фотографией, не меньше ценятся, чем то, что изображено на снимке или полотне.
В этом году я впервые участвовала в художественной выставке в Нью-Йорке. Моя фотография попала туда через конкурс на тему того, как меняется человечество. Помню, как начала думать: «Через какой кадр прочитывается моё личное видение на заданную тему?» В итоге, я отправила на рассмотрение фотографию с названием «Escape», на которой снят одинокий человек в пустом кафе в Стамбуле. За стеклом – пролив Босфор и очертания плывущего корабля и большого города вдалеке. В подписи к кадру я писала про человеческую уязвимость, про поиск баланса между тем, что на нас поступает извне, этим хаосом чужих эмоций и задач, и между собственными ощущениями, которые мы часто прячем и отказываемся слышать. «Escape» — это про уход в себя от всего того, что нас окружает.
Мне бывает сложно прислушиваться к себе, давать себе отдых, делать паузу, останавливаться. Сначала для меня это было небольшой фрустрацией, я не понимала, что происходит. Но потом научилась слушать внутренний голос и не стыдиться этого.