Маша Янковская – художница, преподаватель и медийная персона. Маша не следует канонам и всегда выбирает свой путь. Несмотря на повсеместное распространение перфомансов, инсталляций и видеоарта, Маша предпочитает масло, которое нравится ей аналаговостью и тактильностью. Главный критерий в искусстве для художницы – это ее видение, интуиция и вкус. А на вопрос о выборе между коммерческим успехом при жизни или «следом» в истории Маша уверенно выбирает оба варианта.

Фото: Анна Аристова

ИСКУССТВО

Если кратко рассказывать о твоем пути, то это профильный художественный лицей, два неоконченных высших по направлениям реставрация и дизайн костюма, переезд в Москву, карьера в fashion-журналистике и реализация в качестве художника. Какой период был наиболее продуктивен в творческом плане и в плане твоего становления как художника?

У меня фигуративная и натуралистичная живопись, поэтому, конечно, период юношества, когда я училась академическому рисунку, здесь очень важен. Но в искусстве есть еще и концептуальная сторона, и для нее важен более зрелый мой период.

При этом пока я училась в художественном лицее, у меня все получалось плохо, но в тот момент мне было не до учебы, и я не очень старалась. А когда я уже сама шесть лет назад захотела рисовать, у меня что-то «перещелкнуло», и появились намеки на мой стиль.

 Считаешь ли ты некие действия обязательными, чтобы быть художником – выставка два раза в год, активное ведение социальных сетей, участие в разного рода мероприятиях и так далее?

Естественно, они есть, они диктуются профсообществом и реальностью, в которой мы живем. Художнику, для того, чтобы реализоваться, нужно выполнять некий набор действий. Но основополагающим является демонстрация своих работ. Каким способом ты будешь показывать свое творчество, вообще, никого не волнует, главное – показывать. И второе, что бы я выделила, это формирование своего художественного мира, чтобы не было никаких разногласий между собой и собой.

Как ты видишь себя в системе искусства? Вот, например, есть галереи и фонды, биеннале и ярмарки, разные премии и институты, ты чувствуешь себя в рамках или за рамками этой системы?

Я вне системы. И изначально, что для художника не свойственно, я начала продвигать себя через инстаграм. Но многие художники работают с одной галереей на полном эксклюзиве, и галерея получает права на все произведения, и художник при этом стабильно получает выплаты. Кому-то подходит такой формат, творческие люди часто бывают с более тонкой душевной организацией, и им не хочется сталкиваться с коммерческими вопросами – в этом смысле галерея служит буфером между творчеством и жестокими реалиями арт-рынка.

Сейчас, естественно, у меня есть галереи, которые меня представляют на международных ярмарках. В Москве я сотрудничаю с Khankhalaev gallery, а в Таллине – Tallinn Portrait Gallery. Но при этом я не прячусь за их спинами и продолжаю сама себя продвигать.

Что касается премий, я в них не участвую. С детства я ненавижу все конкурсы, мне кажется, они уничтожают индивидуальность. Я не понимаю, почему есть какая-то кучка людей в виде жюри, которая решает быть этому или не быть.

Что ты, в целом, думаешь о российском современном искусстве?

Многие художники сейчас в России развиваются и делают классное искусство. Но почему-то профсообщество разделяет коммерческое и некоммерческое искусство и считает, что коммерческое – это плохо, а некоммерческое – оно хорошее, но его не покупают, потому что не все понимают и оно для избранных. А вот это коммерческое – это так, там Покрас Лампас, Маша Янковская. Этот снобизм я, вообще, не понимаю. Мне кажется, если художник нравится большой аудитории как Покрас Лампас – это круто. Я бы не смогла его назвать посредственным или плоским, хотя слышу это периодически в разговорах от разных людей.

В чем ты видишь роль искусства в жизни? Ведь каждый художник служит определенной цели, что это в твоем случае?

Искусство ведет диалог с душой зрителя, оно разговаривает с твоим сердцем. Часто из отзывов на свои работы я узнаю, что они отвечают на вопросы, которые человек задает сам себе. И та или иная работа может «дособрать» человека и дать ключ к пониманию внутренней проблемы.

И, конечно, лицезреть красоту – это удовольствие, но это не удовольствие того низменного порядка, как сходить в хороший ресторан или совершить шоппинг, это удовольствие для души. В любом случае это функция созидательная, и поэтому я люблю эпоху Возрождения, а искусство негативное, которое ломает и шокирует не совсем мое, я считаю, что ломать можно и более мягкими методами.

БРЕНД И ПРОДВИЖЕНИЕ

Когда ты стала не на людях, а внутри себя представляться не как Маша, редактор часов и аксессуаров в Esquire, а как Маша Янковская, художница?

У меня был период дуальности, когда я уже начала выставляться как художник, но еще продолжала работать в Esquire. Он длился два года – с 2014 по 2016 годы. Потом я уже выбрала свою художественную профессию, и тогда уже все встало на свои места.

По поводу коллаборации с брендами, у тебя были Chanel, Loewe, Simple wine, Aizel. Тебе помогли контакты брендов с времен, когда ты работала в Esquire? В любом случае ты общалась с определенными людьми и была в определенной «тусовке».

Нет, это не по тем же контактам, на меня больше выходят новые люди. Но мой опыт работы в fashion-журналистике помогает разговаривать с ними на одном языке и выстраивать коммуникацию. Потому что, если бы я была не родом из этой сферы, мне было бы, наверно, очень трудно погрузиться во все тонкости взаимодействия.

А если говорить о продвижении себя как бренда. Ты активно ведешь соцсети, у тебя есть телеграм-канал и маска в инстаграм, свой онлайн-магазин с открытками, чехлами и толстовками. У тебя есть определенная стратегия или все идет на интуитивном уровне?

Очень трудно строить стабильный бизнес на очень эфемерной теме искусства. Картины как могут нравиться, так могут и не нравиться. Это не утилитарный предмет.

Да, я занимаюсь продажей мерча, но это работает, только потому что людям нравятся картины. Это продолжение моего имиджа. Но это история и про бизнес тоже, мы думаем про маржинальность, отношения с подрядчиками, usability сайта и менеджемент. Поэтому мы, в принципе, действуем по классической схеме, но изначально это все родилось из моего художественного опыта, а не из идеи «а давайте сделаем какой-то бизнес».

ЛИЧНОСТЬ

Есть ли граница между твоим медийным образом, которыми ты готова делиться, и тобою как личностью?

Для меня как художника мой внутренний мир и я сама – это основной предмет художественного исследования. И я готова полностью обнажиться перед публикой в рамках художественного процесса. Но я никогда не буду сообщать какие-то факты из личной жизни, вроде «встречалась с этим, он мне сделал это, я его бросила…», потому что это уровень желтой прессы, и я не знаю, кому это может быть интересно. Я могу переосмыслить свои внутренние процессы и проблемы и изложить их в рамках художественного исследования.

У тебя был очень классный пост в инстаграм «Наши бабушки выживали. «Не для радости, а для совести», — говорили они. Наши родители узнали, что можно, оказывается, жить для себя и этим наслаждаться.  Вот это открытие! Одни пытались в пене заработать деньги, другие устраивали свою личную жизнь, третьи просто бухали. Дети росли как трава. Дети выросли. У детей теперь есть инстграм. Любимые слова: саморазвитие, осознанность, йога, медитация. Типо прорабатываем верхние чакры, ага. Но опыт бабушек и пап вам не перепрыгнуть, ребята. Сделайте сначала его, а потом уже записывайтесь в святые».

Это такой стеб над распространением моды на саморазвитие и осознанность. Есть много таких псевдо-гуру, которые думают, что нужно медитировать все время, а на базовые жизненные потребности забить. То есть потребление и деньги – это все низко, это не нужно. Но мы все-таки на Земле живем и не можем отказаться от этих низменных ценностей, потому что они – некий фундамент. Это такая пирамида: мы сначала закладываем фундамент выживания, потом уже появляются дополнительные функции удовольствия и излишества. Нужно себя удовлетворить в во всем этом, а потом уже заниматься духовностью.

Как ты относишься к психотерапии, коучингу и распространению разного рода марафонов?

Психологией и психотерапией я не занимаюсь, я пробовала, но для меня это низкоэффективно. Мне гораздо больше инсайтов приходит через телесные практики – остеопатия и хиллинг. К остеопату я хожу, и после этого у меня ощущение, что я к психотерапевту сходила раз 20. Просто людей много, и кому-то подходит одно, кому-то – другое. Психологи тоже бывают хорошие, и если человек нашел своего психолога, от этого чувствует эффект, то нужно ходить.

То, что сейчас техник много и это модно – это хорошо, это дает возможность людям развиваться. И ни в коем случае нельзя говорить «фу, это плохо». Я сама тоже пробую разное и по итогам могу сделать вывод, подходит мне это или нет. И здесь единственный вариант – только пробовать, потому что по советам подруг очень трудно.

Ты преподаешь в Высшей школе экономике и ведешь свои онлайн-курсы. Что для тебя значит преподавание?

Если говорить о преподавании в Вышке, мне интересно с людьми другого поколения, которым сейчас по 18-20 лет, интересно за ними наблюдать, как они мыслят и работают. Но при этом они и много разочарований доставляют – говоришь человеку что-нибудь, а он, вообще, не слышит. Забавно, что порой случайно брошенная мною фраза, которая не касается обучения, может подействовать на человека сильнее, чем мои наставления на тему того, как и что надо рисовать.

Я, конечно, тоже много косяков делаю и ошибок допускаю. Я бессистемная, я не готовлюсь к занятиям. Но это специфика моей творческой натуры, и, конечно, больше надо с ними именно общаться и вкладывать душу в это общение. И тогда будет качественный фидбэк.

А на онлайн-курсах я сама не преподаю, я записываю курс, но проверяют домашние задания преподаватели, очень крутые все. Когда ты умеешь что-то, я считаю, что это долг – идти и давать знания.

СТИЛЬ ЖИЗНИ

Как ты начинаешь свой день? Есть какие-то утренние ритуалы?

Как таковых ритуалов у меня нет. Я встаю около 8 утра, делаю или не делаю зарядку, пью вместо завтрака что-то горячее и сразу иду в мастерскую. Там я пишу около 2-3 часов, пока не иссякну. Единственное полезное, что я делаю с утра – это стараюсь с первых минут не брать в руки айфон. Хотя и это не всегда получается, я думаю, неважно, как начинается утро. О «магии» утра сейчас очень много говорят и пишут, можно читать у блогеров, как они ставят спортивные рекорды или сидят 20 минут в медитации. Но смысл во всем этом, если это не приносит удовольствия? Даже вонючая сигарета в обнимку с гаджетом в руках – это отличное начало дня, если ты любишь жизнь и лично тебя это устраивает. Так что пока не начнешь жить своей жизнью, никогда не поймешь, что из этого подходит именно тебе.

Ты очень серьезно относишься к вопросам питания, расскажи поподробнее о своей системе.

Я уже около семи лет слежу за питанием: у меня был побег в сыроедение, пробовала голодания, отказывалась от разных продуктов, но в итоге я решила, что надо интуитивно питаться. При этом в мое понимание интуитивного питания не входят мясо, белая мука, дрожжи, молочные продукты (кроме итальянских, швейцарских и французских сыров), сахар, картофель, жареное и алкоголь (кроме хорошего вина). То есть нельзя ходить в Макдональдс и говорить, что ты питаешься интуитивно, для того, чтобы перейти на это, для начала нужно почиститься, поголодать.

Даже если голодать и чиститься трудно, нужно делать, по крайней мере, 12-часовые интервалы в приемах пищи, т.е. если я поужинала в 20-00, то на следующий день я не позавтракаю раньше 8-00, и, конечно, не переедать и уменьшить количество пищи, чтобы организм успевал справляться с выводом токсинов.

Я все время нахожусь в процессе совершенствования своей системы питания, это, можно сказать, мое хобби. Я все время употребляю суперфуды, думаю том, как структурировать воду и сделать ее живой, пью аюрведические лекарства. Хотя фанатизмом я и здесь не страдаю, например, я мясо не ела семь лет, но сейчас мы ездили в Суздаль, мороз, мы долго гуляли, и на ярмарке я съела бутерброд с салом. И я почувствовала, что мне от этого только лучше стало.

Вывод, который я сделала, в процессе своих поисков прост – на самом деле, человеку не нужно столько еды, сколько он ежедневно потребляет. И это доказывает пример моего ежедневного рациона: одна или две хурмы на завтрак, через час какао на рисовом молоке и три финика, в обед один авокадо, а вечером легкий ужин из овощей, сыр, бокал красного вина, перед сном чай с медом и лимоном. Ну и 2-3 литра воды в день.

Как ты относишься к теме sustainability, осознанного потребления?

Здесь также как с питанием – чем меньше, тем лучше.

У меня скепсис на тему раздельного сбора мусора в России, сколько его не разделяй, он окажется в одной куче. Это все должно проводиться на государственном уровне.

Конечно, нужно начинать с себя, но я фанатизмом здесь не страдаю. Я просто думаю, действительно ли мне нужна та или иная вещь, стараюсь сокращать количество потребляемых продуктов. Но это сложно, когда вокруг сплошной пластик и одноразовая посуда.

 

Как-то ты сказала, что твое хобби – это красивые тачки и стильные шмотки. Какие машины ты предпочитаешь? Как любовь с машинами случилась?

Я с детства люблю машины, меня к ним тянет. У нас формируется небольшая коллекция винтажных автомобилей, пока это Mercedes. Мне ближе янгтаймеры, чем олдтаймеры, именно период с конца 80-х по середину 90-х годов. Может быть, потому что я сама тогда была ребенком, они меня особенно вдохновляют. К тому же это период, когда автомобили уже комфортные, но еще «настоящие», сделаны «на века», из настоящих материалов – железа, кожи, дерева. При этом современные машины мне тоже нравятся, очень выборочно, какие-то уникальные, с хорошей комплектацией, и чтобы внутри по моим внутренним ощущениям было все приятно сделано без пластиковых штучек.

 

Если говорить об одежде, есть список must have от Маши Янковской? Например, костюм YSL, лодочки Manolo Blahnik?

Он очень простой и классический. Я больше не за модные вещи, я больше за свой стиль. У меня, например, нет ничего из Balenciaga. Они остромодные, но меня не тянет на такой стиль, они очень быстро выходят из моды. Это опять история про потребление. Мне доставляет удовольствие, какие-то вещи я могу носить подолгу, когда они iconic piece.

Must have – это все-таки классические вещи от каждого бренда, у YSL – это смокинг, у Burberry – это тренч, у Louis Vuitton – это багажные сумки, у Hermes – жокейские сапоги и сумки. Это перечислять можно бесконечно, и я стараюсь формировать свой гардероб из таких вещей.

При этом еще в винтажных магазинах я покупаю много. После того, как я работала в fashion-журналистике, у меня фантастическая насмотренность, я могу из огромной горы хлама наощупь выдернуть качественную вещь — как иголку из стога сена.

Еще я очень против искусственных материалов в одежде, искусственные кожу и мех я не ношу. И это бред говорить, что это экологично, ты носишь на себе пластик, и потом, когда ты его выкидываешь, ты засоряешь планету. А фабрики, которые производят эту одежду из «экологичных» материалов, какие выбросы от этих заводов. Поэтому я считаю, что лучше натуральный мех и натуральная кожа, а с точки зрения экологии они лучше разлагаются. При этом можно купить винтажную шубу, это будет максимально экологично, а если новую – нужно подумать, действительно ли она тебе нравится.

А если говорить об отношении к косметике. Насколько я знаю, ты пользуешься органической?

Я стараюсь пользоваться органикой, меня смущает, что в обычной косметике могут быть силиконы и разные ингредиенты, которые усиливают кожу, а как только престаешь пользоваться, кожа плохая становится. Кожа как на наркотик подсаживается на супер-технологичные кремы. Хотя органическая косметика тоже стала очень технологичной, и по моим внутренним ощущениям она безопаснее.

 

Что для тебя важно в отдыхе?

Мне важно, чтобы можно было много гулять, чтобы была какая-то природа, но и городской ландшафт – кафе и магазины. В этом смысле мне Берлин очень нравится, да, там нет природы, но развитый городской ландшафт: много винтажных магазинов, аутенчиных кафе и баров. На самом деле, все по стандартной схеме: прогулка, шоппинг, достопримечательности. Стандартные достопримечательности, куда стоят длиннющие очереди, я не очень люблю посещать, например, в Лувре и на Эйфелевой башне я никогда не была, но зато я много раз была в Музее Родена и Музее Орсэ. Я не люблю истоптанные места, где еще дух сохранился, и его не вымели толпы китайцев.

А еще я никогда не была в Азии, и мне даже туда не хочется ехать. Плюс, я не люблю жару.

Инстаграм автора статьи: Юлия Константинова (@_dardada_)

 

Подробнее о фотографе Анне Аристовой узнайте из статьи «Анна Аристова. Большое интервью с фотографом». С творчеством Анны на страницах Beatrice Magazine можно познакомиться в фотопроектах: «Внутри тебя», «Возвращение», «Ангел».