М.А. Булгаков

Михаил Булгаков – сатирик, прозаик, драматург, великий мистификатор, театрал и журналист.… Этот список можно продолжать и дальше.

Его судьба – сплошная драма. Булгаков пережил революции, войны (мировую и гражданскую), врачебную практику в захолустье и на передовой, немилость властей, нищету и блеск… Всеобщее признание приобрел спустя много лет после своей смерти.

Не менее драматичной была и личная жизнь писателя. Не расставшись с одной женщиной, он бросался в отношения с другой. При этом расставался с предыдущей мирно. Именно жены стали музами Михаила Булгакова.

Итак, она звалась Татьяна

Первой женой будущего автора крылатых фраз о том, что «рукописи не горят», а москвичей «испортил квартирный вопрос», стала Татьяна Лаппа (1892-1982).

Т.Н. Лаппа

В 1908 году 15-летняя саратовская гимназистка приехала погостить к тетке в Киев. Булгаков тоже был еще гимназистом, 16-ти лет. Юношеская влюбленность охватила молодых людей. Они стали тайком сбегать на свидания и целыми днями гуляли по киевским улочкам, пока Татьяне не пришло время уезжать.

Родители, не одобрившие увлечение дочери, три года не отпускали ее в Киев. Но чувства молодых людей не остыли. Они переписывались, Михаил приезжал в Саратов и виделся с возлюбленной.

Окончив гимназию, Татьяна сделала все, чтобы оказаться в одном городе со своей любовью. Она поступила на историко-филологическое отделение Высших женских курсов в Киеве. «…Мне было все равно. Нужен был только предлог поехать в Киев», — рассказывала позже она булгаковеду Леониду Паршину.

Весной 1913 года молодые обвенчались… Не о таком зяте мечтали родители Татьяны. Родные Михаила тоже были не в восторге. По уши влюбившись, он совсем забросил учебу. Однако все к тому времени уже примирились. Мать Булгакова отмечала в письме дочери Надежде: «Дела стоят так, что все равно они повенчались бы. Только со скандалом и разрывом с родными; так я решила устроить лучше все без скандала».

Многое вынесла Татьяна, когда пожила с будущим мировым классиком. Получив распределение в военный госпиталь, Булгаков работал в прифронтовой зоне Первой мировой. Его молодая жена была сестрой милосердия и помогала начинающему врачу оперировать.

Не легче была служба земского врача Булгакова в Смоленской губернии. Его посещали «до ста человек в день», а местность представляла собой «дикую глушь и по местоположению, и по окружающей бытовой обстановке и всеобщей народной темноте».

Здесь, в глуши, Булгаков пристрастился к морфию. Тася (так Булгаков называл первую жену) искала морфий по аптекам, сносила приступы агрессии, вызванные наркотической ломкой, а затем выслушивала мольбы о прощении. «Я чуть с ума не сошла тогда», — вспоминала она. Увлечение наркотиком прошло, но на долю супружеской четы выпали другие испытания. В 1918 году они оказались втянуты в события гражданской войны. Булгаков был мобилизован как врач. Вскоре он заболел тифом, а Татьяна выхаживала его.

Затем был переезд в Москву, где они буквально выживали. Появились «Записки на манжетах» и «Дьяволиада», писалась «Белая гвардия». Тася стала прототипом Анны Кирилловны в рассказе «Морфий».

Любовь

В январе 1924 года, отправляясь на литературный вечер журнала «Накануне», Булгаков еще не знал, что встретит свою будущую жену. Присутствовавшая на вечере яркая и образованная, только что вернувшаяся из-за границы Любовь Белозерская (1895-1987) очаровала начинающего писателя. Она была бывшей женой известного журналиста Ильи Василевского, жила с ним в эмиграции в Константинополе, Париже, Марселе, Берлине.

Л.Е. Белозерская

В январе 1924 года она приехала в Россию свободной. Как вспоминала Татьяна Лаппа, Булгаков все жалел ее: «У нее сейчас такое положение, хоть травись». Вот и пожалел. В апреле, в 24-м, говорит: «Давай разведемся, мне так удобнее будет, потому что по делам приходится с женщинами встречаться…».

Расстались с Тасей без скандала. Булгаков присылал ей деньги и часто заходил. «Однажды принес «Белую гвардию», когда напечатали. И вдруг я вижу – там посвящение Белозерской. Так я ему бросила эту книгу обратно. Столько ночей я с ним сидела, кормила, ухаживала… он сестрам говорил, что мне посвятит…», – вспоминала первая жена.

Белозерской Булгаков посвятил «Собачье сердце» и «Кабалу святош». Ее рассказы о жизни в эмиграции легли в основу пьесы «Бег». В период этого супружеского союза появились «Зойкина квартира» и «Багровый остров». В МХАТе с успехом шли «Дни Турбиных» (пьеса на основе «Белой гвардии»), в театре ставились и другие пьесы драматурга.

Брак Булгакова и Белозерской был зарегистрирован 30 апреля 1925 года. Супруги жили на широкую ногу. Он путешествовал по стране и встречался с поклонниками, она увлекалась верховой ездой и автомобилями, любила шумные вечеринки.

Однако начавшийся бурно роман вскоре исчерпал себя. Отношения разладились. Да и все в жизни Булгакова переменилось: его произведения попали под запрет, пьесы сняли с репертуара, он написал отчаянное письмо правительству, в котором просил определить его судьбу – либо дать работать, либо выпустить из страны. Звонок главы советского государства вновь дал ему работу, но так и не дал свободы творчества.

В это время в жизнь Михаила Афанасьевича уже вошла другая женщина, хотя формально их брак с Белозерской еще существовал.

Любовный треугольник

28 февраля 1929 года Михаил Булгаков познакомился с Еленой Шиловской (урожденная Нюренберг, 1893-1970), супругой генерал-лейтенанта Евгения Шиловского.

М.А. Булгаков с Е.С. Шиловской и С. Шиловским

«Мы познакомились очень неожиданно. Я интересовалась им давно. С тех пор, как прочитала «Роковые яйца» и «Белую гвардию»… Я была женой генерал-лейтенанта Шиловского, прекрасного, благороднейшего человека. Была, что называется, счастливая семья: муж, занимающий высокое положение, двое прекрасных сыновей…», — вспоминала Елена.

Любовь Белозерская отмечала в своих воспоминаниях: «В 29-30 годах мы с М.А. поехали как-то в гости к старым знакомым… За столом сидела хорошо причесанная интересная дама – Елена Сергеевна Нюренберг, по мужу Шиловская. Она вскоре стала моей приятельницей и начала запросто и часто бывать у нас в доме. Так на нашей семейной орбите появилась эта женщина, ставшая впоследствии третьей женой М.А. Булгакова».

Как известно, Елена Сергеевна послужила главным прототипом Маргариты в романе «Мастер и Маргарита». Там о любви главных героев говорится так: «Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих!».

Так было у Шиловской и Булгакова. Непросто было ей уйти от мужа, который «был очень хорошим человеком» и пришлось «делить» с мужем детей (старший сын остался жить с отцом). Булгаков был опальный и нищий. И всё же, они воссоединились.

Елена Сергеевна перебралась в квартиру Булгакова, где жила Любовь Евгеньевна. Племянник Белозерской, Игорь Владимирович, вспоминал, что весь дом «восстал, а хозяйка дома имела длительную и малоприятную для Булгакова с ним беседу», пригрозила, что если он не купит для Любови Евгеньевны квартиру, то она «натравит на него всех жильцов».

Квартиру для Белозерской Булгаков все-таки купил, но Любовь Евгеньевна скиталась по углам почти два года. Она ушла, как только поняла, что Булгаков для нее потерян.

М. Булгаков с Е.С. Шиловской

Елена, или «в жизни надо уметь рисковать»

Брак Булгакова и Елены Сергеевны был оформлен осенью 1932 года. К этому времени все более или менее стабилизировалось в жизни Михаила Афанасьевича – его приняли на работу в театр, возобновили «Дни Турбиных» во МХАТе, он уже работал над «Мастером и Маргаритой» и «Жизнью господина де Мольера».

Елена Сергеевна и Михаил Афанасьевич были счастливы. Она полностью посвятила себя мужу. Писала под диктовку, редактировала рукописи, вела дневник, ставший впоследствии одним из важных источников его биографии. Писатель умер у нее на руках. Пережив мужа на 30 лет, Елена Сергеевна больше не выходила замуж.

Воспоминания и частная переписка Елены Сергеевны – бесценный материал для литературоведов. Там можно найти достаточно интимные подробности быта Булгаковых, позволяющие оценить насколько теплой была атмосфера в их доме. И можно отметить, что Елена Сергеевна никогда не жалела, что променяла сытую жизнь с успешным мужем на неизвестность с опальным писателем.

Также поступила и героиня главного романа Булгакова – Маргарита, отказавшись от обеспеченной и беззаботной жизни с супругом ради счастья с Мастером, самоотверженно посвятив себя делу его жизни.

И сам Булгаков понимал, что Елена Сергеевна поставила на карту все, связав с ним свою судьбу. В 1961 году в письме к А.С. Нюренбергу Елена Сергеевна описала один комичный эпизод из семейной жизни: «Миша как-то, очень легко, абсолютно без тени скучного нравоучения, говорил мальчикам моим за утренним кофе… «Дети, в жизни надо уметь рисковать… Вот, смотрите на маму вашу, она жила очень хорошо с вашим папой, но рискнула, пошла ко мне, бедняку, и вот поглядите, как сейчас нам хорошо…» И вдруг, Сергей малый, помешивая ложечкой кофе, задумчиво сказал: «Подожди, Потап (домашнее прозвище Булгакова — прим.), мама ведь может ՚искнуть еще ՚аз…». Потап выскочил из-за стола, красный, не зная, что ответить ему мальчишке восьми лет».

«Еще ՚аз» Елена Сергеевна не рискнула. Она стала хранительницей литературного наследия писателя. Именно ей удалось добиться публикации «Театрального романа» и «Мастера и Маргариты», переиздания в полном виде «Белой гвардии» и издания большинства булгаковских пьес.

При подготовке материала были использованы:

Б.В. Соколов. Три любви Михаила Булгакова. – М.: Эксмо, 2014.

П. Фокин. Булгаков без глянца. – СПб.: Амфора, 2010.

Л.К. Паршин. Чертовщина в Американском посольстве в Москве, или 13 загадок Михаила Булгакова. – М.: Книжная палата, 1991.