Паоло Соррентино закрывает своей картиной «Они» целый цикл фильмов о бренности бытия и надвигающемся возрасте. Задавая вечные вопросы, которые, как никогда встают перед нами после пересечения экватора жизни – что нас ждет после смерти и как не впасть в уныние от мыслей о грядущем?

Как и в «Великой красоте», где главный герой Джеп Гамбарделла уже уставший от мира вечеринок Рима и декаданса, царящего в них, задает себе вопрос, куда он движется и с кем. Эта тема раскрыта в полной мере в фильме с символичным названием «Молодость», где немолодые герои Харви Кейтеля и Майкла Кейна, анализируют свое прошлое.

Так же и Сильвио Берлускони, знаменитый итальянский премьер-министр, размышляет о потерянной любви и грустит о невозможности бессмертия в новом фильме Паоло Соррентино. Приостановлены съемки второго сезона «Молодого папы» ради темы, которая, как сказал Соррентино, «не интересовала его, когда интересовала всех вокруг». Страсти улеглись, и вот теперь с холодной головой можно предаться анализу бывшего премьер-министра Италии. «Знаете, что происходит, когда другие анализируют меня? Ничего. А когда я начинаю анализировать других? Открывается касса и звенят деньги», – говорит Берлускони в фильме.

Съемки начинались, когда имя скандального премьера, казалось бы, больше не появится в числе кандидатов на выборах. Но вот он! Снова в предвыборной гонке. Тема Сильвио Берлускони не закрыта ни в государственной жизни Итальянской Республики, ни в художественных фильмах лауреата премии Оскар.

До работы над фильмом Паоло Соррентино представлял фигуру Сильвио Берлускони простой и неглубокой, но, узнавая своего «главного персонажа», добавлял все больше оттенков, мыслей и значений. С Вероникой Ларио, бывшей женой премьера, рассказавшей ему свою историю любви с самым незаурядным политиком Италии, Соррентино встретился. В фильм Вероника представлена антиподом своему мужу, как в духовном смысле, так и в политическом. Она представляет собой правила, строгость и здравый смысл. Сильвио же обвиняет ее в отсутствии жизнерадостности, веселья и стремлении все сделать чопорным, скучным и сплошным страданием.

«Они» – это итальянцы для Соррентино. «Они» – это богатые и бедные, «Они» – это вечеринки на вилле и палаточные городки. Жители одной страны для всего мира, и непримиримые Юг и Север друг для друга.

Предшественники Берлускони не были завсегдатаями шумных праздников и вели очень закрытый образ жизни. Настолько закрытый, что ворвавшийся, подобно комете Сильвио, ослепил 60 миллионов итальянцев на многие годы. Мечтатель и оптимист по своей натуре, он, как удачливый предприниматель, продал стране свой девиз:

«Всё – это мало».

Одна роль – это мало для Берлускони, он должен играть все роли и играть одновременно. В трейлере к фильму голос за кадром спрашивает его: «А что ты думал, что ты будешь премьер-министром, да и еще самым богатым человеком в Италии, а все тебя будут еще и обожать?» На что Берлускони отвечает «Да, именно так я и думал».

Желание объять необъятное ведет к краху. Таким символическим крахом представлено землетрясение в Аквиле. Простые люди из итальянской глубинки, пережившие страшную ночь, не имеют ничего общего с частными домами, гладью бассейна и танцующими стриптизершами. При описании их мира, камера понимает только серовато-коричневую цветовую гамму и полумрак. Мир дурмана и оргий далек от мира людей, пострадавших от стихии настолько, что между ними возникает трещина, где обитатели одной стороны обязательно скажут про других — «Они!».