Британского художника Питера Дойга (род. в 1959 г.) принято относить к течению магического реализма. Обычно это направление ассоциируется скорее с литературой, например, с Габриэлем Гарсией Маркесом. Главное в этом течении – вписывание элементов потустороннего в реалистическое повествование. Картины Дойга в самом деле кажутся немного странными, и загвоздка в том, что мы не сразу понимаем, что именно нас смущает.

Но эта потусторонность – не единственное, что мы не заметим при первом взгляде на его картины. Дело в том, что Дойг в своих работах опирается на фотографии. Сам он говорит про это так:

«Если что-то привлекает вас на фотографии — почему бы и нет! Используйте это»

Может показаться, что наличие референса должно упрощать работу художнику, но в случае Дойга это неверно. Снимки для него – слишком узкие и конкретные срезы реальности, которые нужно проработать для того, чтобы создать что-то интересное.

Так художник описывает свою работу над одной из картин:

«Я начал с создания одной панели, но масштаб был неправильным – изображение казалось слишком узким. Поэтому я сделал еще одну панель такого же размера, она отражала и искажала первую. До этого момента я не так часто писал картину в картине, и поэтому я подумал, почему бы не сделать работу с сотнями рисунков внутри. Если вы внимательно присмотритесь, то увидите, что многие лыжники — новички, многие из них пытаются встать на лыжи».

По этим его словам становится понятно, что работает он долго и кропотливо.

Питер Дойг "Okahumkee (Some other Peoples Blues)"

Питер Дойг "Architect's Home in the Ravine"

Двадцатый век показал, что фигуративность – не обязательное условие живописи. Абстракционизм стремился передать эмоции и чувство посредством изображения цветовых пятен; кубизм хотел показать предмет во всей его полноте, жертвуя изобразительностью и понятностью. Именно течения такого рода можно назвать характерными для того времени. Картины Дойга же сложно отнести к чему-то одному, и определение магического реализма совершенно точно не исчерпывает его творчество. С одной стороны, на его полотнах часто без труда можно опознать предметы: дом, лодку или даже человека. С другой – слишком уж эти фигуры размыты или спрятаны. Например, на картине «Okahumkee» мы видим корабль, вид на который нам заслоняют деревья. Они будто создают слой абстракции на вполне реалистичном изображении. Таким образом, получается, что Дойг берет образ корабля, увиденный им на фотографии, и погружает его в контекст живописи, делая не таким понятным и конкретным. Тот же прием мы можем увидеть в серии его работ про Баухаус. Баухаус – это немецкая художественная школа, основанная в 1913 году. Она стала знаковой для двадцатого века, кардинально изменив индустрию дизайна. Из-за прихода нацистов к власти, профессора школы были вынуждены сначала покинуть спроектированное ими же здание, а потом и вовсе уехать из страны. Таким образом, здание Баухауса – это памятник перевороту в дизайне ХХ века, который не смогла-таки подавить сменившаяся власть. Дойг написал не одну, а сразу несколько похожих работ с изображением этого здания. На этих полотнах здание как будто обрастает уже даже не просто деревьями, а густыми джунглями. Притом джунглями крайне абстрактными, создающими ощущение присутствия мистического.

Питер Дойг "Briey (Concrete Cabin)"

Помимо деревьев, Дойг очень любит писать отражения в воде. В одном из интервью он объясняет свою любовь тем, что изображение воды дает возможность написать одно изображение дважды. То есть, по итогу, он перерабатывает исходную фотографию, а потом – и свою переработку. Отражения в воде, также как и деревья, добавляют в его картины абстракции и смазывают очевидные прочтения. Любовь Дойга к воде не ограничивается его интересом к удвоению изображаемого. Однажды Дойг увидел по телевизору последнюю сцену фильма «Пятница тринадцатое»: девушка в лодке уплывает в тревожную туманную даль. Случайно увиденные и вырванные из контекста кадры затянули его. По началу он писал нечто очень похожее на оригинальную сцену фильма. Однако, чем дальше, тем сильнее он отходил от изначального образа. И вот уже вместо лодки появляется красное каноэ, а вместо девушки – рокер с длинными волосами.

Питер Дойг "100 Years Ago"

Питер Дойг "White canoe"

Еще одна интересная серия Дойга – это работа с туристическими буклетами. Он пишет пейзажи родной Канады. Обычно, когда художник изображает что-то, что касается его детства, он проводит работу с собственным опытом и ощущениями. В случае Дойга это совсем не так. По его словам, он скупал туристические буклеты Канады и пытался выяснить, как представляют себе эту страну те, кто никогда в ней не был. Поэтому в итоге он пишет пейзажи, как из рекламной брошюры, но, опять же, чуть сведенные к абстракции и отмежеванные от чистоты этих самых рекламных образов. Cнег и малый масштаб изображаемых объектов, которые он использует в некоторых картинах, выполняют те же функции, что деревья и отражения: из вполне конкретного сюжета у Дойга выходит нечто совершенно иное.

Питер Дойг "BLOTTER"

У Дойга целый архив фотографий. Те, которые он уже использовал для своих работ, откалывает в другое место и больше к ним не возвращается. Исходя из всего сказанного выше, можно сделать вывод, что фотографии для него – это задокументированная реальность. Он пропускает ее через свой творческий метод, через многовековую художественную традицию и стремится создать новый образ, который одновременно будет напоминать об исходнике и представлять из себя что-то новое.

Несмотря на то, что в творчестве Дойга можно выделить часто повторяющиеся мотивы и приемы, сам он утверждает, что пытается избежать того, чтобы его стиль был определенным. Это становится более понятным, если обратить внимание на то, как часто он меняет способ воплощения своей идеи остранения. Когда он понял, что слишком часто использовал деревья, нашел другой способ добиться желаемого результата.

Таким образом, живопись для Дойга – это непрекращающийся процесс работы, смены точки зрения и поиска нового решения. При этом творческий метод художника остается неизменным и достаточно оригинальным, что ставит его в один ряд с известными художниками современности, которые уже давно отказались от живописи как от пережитка прошлого.