Амбициозный взгляд молодого преуспевающего музыканта на судьбу классики в современном мире и потребности публики в России

rekviem-po-classice

Фото: Даниил Шавырин. Фотограф: Анастасия Бережинская

Даниил Шавырин – выпускник Московской консерватории, артист оркестра Виртуозы Москвы, музыкант МХТ им. А.П. Чехова, лауреат международных конкурсов и яркая индивидуальность в современном мире классической музыки. Запись его исполнения на виолончели композиции «Beautiful Lie» группы «30 Seconds to Mars» мгновенно набрала 34 тысячи просмотров и множество восхищенных отзывов в сети со всего мира благодаря «репосту» самого Джареда Лето. Мы пообщались с Даниилом о том, что переживает классика сегодня, и как к нему пришел успех с его уникальным для России проектом.

Даниил, тебе уже говорили, что ты совсем не похож на классического музыканта?

Да, и мне это даже нравится. Я никогда не ассоциировал себя с классическими музыкантами. Мне всегда была чужда их обособленность от внешнего мира — я стремился смотреть на мир шире, чем нас учили. Ведь будучи профессиональным музыкантом, ты всю жизнь проводишь, в основном, наедине с самим собой, целыми днями играешь на инструменте – только ты и стена перед тобой. В этом плане, я выделяю актеров – они, мне кажется, наиболее подвижные и разносторонние люди искусства. А еще мне всегда нравилась рок-музыка. Уже в школе я начинал играть на гитаре и слушать рок.

Тем не менее, ты прошел все этапы классического музыкального образования?

Да, от А до Я. Виолончелистом я стал волей судьбы. В 4 года играл на скрипке, а в 5 уже поступил в Гнесинскую десятилетку по классу виолончели. Потом была Центральная музыкальная школа. А потом – Московская консерватория. С ней интереснее, потому что я поступил на факультет нестандартный, когда все мои друзья, одноклассники поступали на оркестровый, а я – на факультет исторического и современного исполнительского искусства. Нас там было очень мало, на курсе человек 8-10.

Фото: Даниил Шавырин. Фотограф: Анастасия Бережинская

Уже во время учебы в Консерватории ты почувствовал в себе бунтарский дух?

Да, курсе на втором-третьем консерватории. На факультете все занимались, почему-то только барочной музыкой и забыли, что, помимо исторического, там есть еще и современное направление. Я опять-таки пошел против системы. Когда все занимались барочной музыкой, я стал заниматься современной, а именно второй половиной 20 и 21 веками. Стал самостоятельно ездить на известные авторитетные фестивали, и меня очень удивляло, что я был единственный из России. Однажды по возвращении в Москву мне пришлось отчитываться, почему были пропущены занятия и не сдана физкультура… Поэтому на факультете я был белой вороной.

Почему ты выбрал современное направление? Ты решил противопоставить себя всем остальным?

Нет, барочная музыка была слишком проста для меня. Она технически гораздо легче. Мне было слишком просто ее играть. Это было неинтересно. А современная музыка дает тебе возможность быть шире того, что предложил композитор, ты можешь ее прочитать как хочешь, и нет рамок понимания этой музыки. Как любое современное искусство: ты поймешь так, другой — по-другому, а что подразумевал автор – вообще, третье. Всё зависит только от твоей фантазии, от твоего мировоззрения.

Для тебя музыка – творчество или ремесло?

На данном этапе, скорее, ремесло. Но я не теряю надежды, что занятие музыкой станет снова творчеством, как в годы обучения.

Но разве обучение подразумевает какое-то творчество? Разве не сейчас ты можешь делать то, что хочешь, а не то, что тебя заставляют?

Нет. Во-первых, проблема была в том, что я не любил слушать то, что мне говорили профессора. Потому что у меня всегда было свое мнение и видение – в этом было творчество. По сути, в консерватории я сам себя обучал, к педагогам обращался только за консультациями. А сейчас моя работа в оркестре – это ремесло, то есть там ты не можешь выбирать что и как играть, ты должен быть стабильным крепким винтиком в сложном организме. В проектах тоже такой момент присутствует. Например, когда я делал видео Beautiful Lie – это было полное творчество. В дальнейшем, когда делаешь на заказ, творчество уходит и получается хуже во всех планах, музыкальном и видеоряде, потому что это я делаю уже на потребителя.

Фото: Даниил Шавырин. Фотограф: Анастасия Бережинская

А что сейчас требует потребитель? Классика остается лишь элитарным искусством?

Классическая музыка сама себя не окупает. Не будет господдержки – не будет ни одного оркестра у нас в стране.

То есть публике она не нужна?

В таком количестве – нет. Мало кто настолько хорошо разбирается в классике, так ее обожает, что жить не может без нее. В основном, люди ходят на концерты как в хороший ресторан. А-ля, выступает известный музыкант – почему бы не сходить, окультуриться. Считается, что классика – это для особенных. То есть, если человек приходит на концерт, он уже считает себя особенным. А по сути, никто не хочет ни во что глубоко вникать – всё на поверхности. Книжки мало читают, чаще ленту новостей. Получить много информации и быстро. Люди лучше воспринимают визуальную картинку. И на спектакли ходит больше людей, чем на концерты. И я согласен: например, вальс. Под него нужно танцевать, а какой кайф слушать просто сидя? Он изначально создавался, чтобы люди под него танцевали на балах.

А то, что ты делаешь – это востребовано? Как родился твой проект кавер-группы на виолончели?

Так скажем, я хороший профессионал и то, что я делаю, я делаю хорошо. И, да, часто заказывают. От свадеб и презентаций люксовых автомобилей до дней рождений, например, в Испании у олигарха. Выступления в клубах тоже были, но это, оказалось, нерационально.

Проект 2sounds создавался для коммерческих целей. Творческая составляющая была в том, что я исполняю музыку, которая мне нравится, в таком формате, который бы нравился другим.

Вообще, мой первый проект был роковый: в 2012 году мне поступил заказ для презентации марки автомобиля. В рекламной кампании участвовала виолончель, и мне нужно было создать драйвовое настроение с помощью классического инструмента. И так родился проект Cello Rock Project. Какое-то время я проработал, потом уехал в Америку на полгода, и там я понял, что у нас публика еще не готова к такому формату. И тогда я придумал, что надо сделать что-то легкое и доступное для людей. И вот родился проект 2sounds – виолончель и фортепьяно со звуковой обработкой в стиле лаундж. Живой звук. Я понимал, что это, наверное, больше нужно. Потому что на мероприятиях люди не хотят слушать громкие барабаны, роковые композиции под шампанское и разговоры. И при этом мне нравились некоторые треки, и я понимал, что их можно красиво исполнить на виолончели, с душой. И этого в России еще не было.

Фото: Даниил Шавырин. Фотограф: Анастасия Бережинская

То есть проект 2sounds родился из желания соответствовать потребностям современной публики?

Помимо заработка, своим проектом я хотел пробудить интерес молодежи к классике через новый, более близкий им формат. Люди, услышав знакомые любимые композиции, обратят внимание, что они исполнены на классическом инструменте – по-новому посмотрят на возможности музыкального искусства, возможно, даже захотят узнать, а что еще можно сыграть на виолончели.

Ведь, действительно, интерес публики легче привлечь через развлечение. Вряд ли неподготовленный слушатель воспримет симфонию Бетховена, а вот в синтезе, например, со световыми эффектами, шансов уже больше. Это как зацепка, мостик, которые упрощают восприятие чего-то нового. Классика в чистом виде, все-таки, тяжела для восприятия.

Какие у тебя планы на будущее? Рок ты оставил навсегда?

У меня, вообще, заветная мечта быть рок-музыкантом и собирать стадионы. Потому что на рок концерте идет такой мощный заряд энергии, и публика отдает также как ты ей. А вот в классике – нет. Ты выкладываешься, это затрагивает большие эмоциональные душевные силы, а публике принято быть сдержанной.

Фото: Даниил Шавырин. Фотограф: Анастасия Бережинская

Почему тогда ты не займешься рок-проектами?

Потому что в России это никому не нужно, и, как следствие, на этом не заработаешь. Сейчас я развиваю новое направление в синтезе классики и современности – я верю, что за такими проектами будущее.