А как Вы относитесь к критике? Безжалостная, разрушающая стены самоуверенности стихия или жизненно необходимая рогатка, запускающая своей тугой белой резинкой в свободный полет, безотносительно сторон – вверх? Вот тут начинается самое интересное – ответы на этот вопрос, промелькнувшие в Вашем подсознании. Действительно, критика может стать беспощадным прожорливым монстром, который будет съедать не только в форме давления окружающих: прежде всего он зарождается внутри, вгрызаясь в четкую отдачу деятельности, брызжа слюной сомнения и колебания, беспощадно ударяя коричневой деревяшкой по ногам, стойко держащихся на поверхности. Тут наступает дело за Неизвестным – сломаться, подобно дешевым чипсам из хрустящего пакета, или же обрести силы выдерживать небрежно брошенные слова и а-ля Марио добросовестно отпрыгивать. Знаете, как происходит прыжок с физической точки зрения? Исходя из биомеханики движения при сгибании ног в коленях, то есть при приземлении, мышцы-разгибатели коленного сустава оказываются в довольно щекотливой ситуации, нагрузка на них значительно увеличивается, а из этого следует, что способность генерировать ускорение снижается. Теперь возьмем наши теоретические знания школы физической подготовки и поместим их в другую параллельную реальность: критика есть прыжок. Сначала Вы ловите тонкую нить вдохновения, Ваш разум подобно знаменитому итальянскому десерту tiramisù (в пер. «подними меня наверх») возносится и – ответственный момент – Вы приземляетесь. На новый уровень или оставаясь все там же, только в более разбитом состоянии, тут уже решение зависит не от автора статьи, однако, момент, мгновение, секунда – нагрузка увеличивается – выпрямляйтесь!

МАСТЕР

Как много людей не смогли выпрямиться в последний момент, как много судеб было разрушено веселой игрой слов, напечатанных на желтой потемневшей бумаге. Глухо стучащие внутри искренние порывы души при всей своей скорости вдребезги разбиваются на издающие скрежет осколки. Ведь дело тут отнюдь не в материальных благах, цепляющихся корявыми пальцами за брендовую одежду, нет. Почему-то так выходит, что именно простоте и чистосердечию сложнее всего пробиться через ямку окружающего. Как было непросто это сделать Мастеру, герою романа М. Булгакова. Едва ли кто сможет сейчас с уверенностью сказать: «У этого человека есть выбор!» выбор преследует нас всю жизнь, начиная от убийственного неаполитанского вопроса «pesce o carne?» (в пер. «рыба или мясо?») до покупки зубной пасты, рекламу которой делают идеальные мужчины с идеальной полостью идеального мира. Все снова возвращается к моменту сгибания колен, и у Мастера ноги подломились.

master-margarita

Следует отметить, что у критика Латунского, сгубившего Мастера, был настоящий прототип Леопольд Леонидович Авербах, советский литературный критик, основатель и генсекретарь Российской Ассоциации Пролетарских Писателей (РАПП). Критик не только обладал схожими чертами внешности с антигероем романа, но и так же был резок в высказываниях. Сама фамилия «Латунский» является слиянием фамилий двух критиков 1930-х годов – А. Орлинского и О. Литовского, действительно выступавших с острыми суждениями против М. Булгакова. Критика может навсегда оставаться внутри услышавших, словно шевелящаяся гуща шипящей чешуи.

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ КРИТИК

jur11

«Художественный критик», Р.Хаусман, 1919-1920

Художник Рауль Хаусман был сердцем группы дада в Берлине, связанной с рабочим движением и его политической борьбой, и в своих кругах был известен как «дадасоф», будучи редактором дадаистического журнала Дада (1919-20), который принимал политическую программу левых. Сатиристические фотомонтажи, переплетающиеся с карикатурами, размещенные беспорядочно, Рауль начал создавать в 1918 году, протестуя против устоев. В своих работах он задействовал фотографии, вырезки из газет, а также смелую типографику, бросающую вызов происходящим политическим событиям и традициям экспрессионистов. Своей картиной «Художественный критик» Хаусман высмеивает труд журналистов, чье мнение можно подкупить с легкостью весеннего пуха. Получается, судьбы людей могут быть разрушены банкнотами, вложенными в связанные логически буквы?

Дадаи́зм, или дада — авангардистское течение в литературеизобразительном искусстветеатре и кино. Зародилось во время Первой мировой войны в нейтральной Швейцарии, в Цюрихе (Кабаре Вольтер)

uno

Из-под воротника критика торчит аккуратно сложенная купюра в 50 немецких марок – тонкое обращение внимания читателя на то, что чистое мнение журналюги, конечно же, строго и непоколебимо, но раз уж 50 марок… Выглаженный костюм-тройка, идеально сидящий на нем, также намекает на то, что материальные благи капитализма стоят несколько выше, нежели искусство. Гневная сатира на художественный истеблишмент, дадаизм – против!

Рот и глаза центральной фигуры закрыты детскими рисунками, словно критик все еще остается ребенком, который готов замолчать ради любимой игрушки. Прорисованный остроконечный язык повернут в сторону дамы, стоящей справа от него – грязные мысли заполняют голову. Щеки подкрашены розовым – пристрастие к выпивке может искажать суждения критика, являющимся в душе немецким шовинистом.

due

После отречения кайзера Вильгельма II в 1918 году политические классы старались захватить власть, в то время как представители дадаизма, то есть дадаисты, осмеивали их неугасающие амбиции. Проекция Хаусмана на себя же самого была некой его визитной карточкой, где он называл себя «президентом Солнца, Луны и Земли».

quattro

Силуэт человека в шляпе наполнен газетным текстом, где внимательный зритель может увидеть слово «Merz», выделенное жирным шрифтом. Это отсылка к немецкому художнику и писателю Курту Швиттерсу, который также создавал злободневные коллажи. Слог «мерц» вышел из названия «Коммерц-унд приватбанк» и стал определением всей творческой деятельности художника.

Само понятие Швиттерс объяснял так: «Мерц означает соединение всех мыслимых материалов в художественных целях и одинаковую оценку отдельных материалов с точки зрения художественной техники. Мерц означает создание связей между всеми существующими на свете вещами». Это особая мировоззренческая структура, выходящая далеко за рамки творчества. В дальнейшем Курту было отказано в членстве в берлинском клубе дада в связи с тем, что он писал пейзажи, а посему считался представителем буржуазии.

tre

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Простая возможность человека выразить свое недовольство в предпочтительной форме, как и все относительно взвешенные решения, может внести настоящий хаос в жизнь того, кто впитывает едкие комментарии. Порой это может затягиваться длиною в жизнь, мешая прокладывать свой путь далее, словно обрубая шаткую канатную дорогу смыслов; порой – это дополнительный стимул для доказывания собственного потенциала, места под небом. Только вот как отличить искренность колкости, когда из-за ее плеча уже выглядывает уголочек «американского рубля»?

Анастасия Жукова анализирует картины, рассказы, мифы, легенды и пишет о счастье. О мимолетной красоте читайте в ее статье «Крик природы». А также, если еще не успели, пролистайте статьи «Струящаяся ткань чувства», «Доступное искусство», «Смех сквозь слезы».