История большой силы искусства модернизма и его судьба в Российской Империи

Видео фонда ЛВ с виртуальным туром особняка С. И. Щукина

Задавались ли вы когда-нибудь вопросом, что или кто повлиял на формирование русского авангарда? На ум сразу приходят образы полотен Гогена, Сезанна, Пикассо, Ван Гога и других модернистов, вдохновивших русских художников. Однако сам по себе факт появления западных шедевров никак бы не отразился на работах русских художников, если бы не несколько движущих факторов. Поэтому речь сейчас пойдет именно о путях соприкосновения западноевропейского искусства и русских художников. Попробуем абстрагироваться от глобальной сети Интернет, позволяющей за доли секунд очутиться в «мастерской» австралийских аборигенов, занятых созданием очередного шедевра. Перенесемся в начало ХХ века, где катализатором стали несколько никого не слушающих коллекционеров и пара-тройка специализированных журналов. Их объединили любовь и восхищение перед западной живописью и скульптурой.

schukin-and-co

Журнал «Золотое руно»

Частное коллекционирование на рубеже XIX – XX веков

Вторая половина XIX века ознаменовалась кардинальной сменой типа коллекционера, связанной с промышленной революцией и развитием предпринимательства. Плеяда молодых успешных «бизнесменов», интересующихся произведениями искусства и приобретающих их по своему вкусу, пришла на смену членам императорской семьи и высшей аристократии. Начиная с XVIII века, она собирала блестящие коллекции западноевропейского искусства. Ярким примером стало богатейшее собрание Эрмитажа.

Предприниматели XIX – XX веков отличались от своих предшественников. Они понимали, что «богатство обязывает», занимались благотворительностью, поддержкой культуры. Новым популярным увлечением становится коллекционирование. Такая перестановка культурных доминантов отразилась не только на составе собрания, но и на доступности произведений искусства. Это дало возможность интересующейся аудитории, в том числе молодым художникам, лично познакомиться с новейшим искусством.

М. П. Рябушинский, И. С. Остроухов, братья Щукины и Морозовы, а также многие другие преимущественно московские частные коллекционеры привозили импрессионистов, постимпрессионистов и других модернистов с парижских выставок. Увлеченные коллекционеры с легкостью приобретали работы в многочисленных салонах, так как многие художники еще не были признаны и востребованы на Родине. Практически все частные коллекции были обречены на национализацию после революции. Одна из лучших коллекций модернизма оказалась сначала в Музее Нового Западного искусства, затем в эвакуации в Новосибирске в военное время, в сталинские времена была под угрозой уничтожения по закону о формализме, а ныне ей можно насладиться в ГМИИ им. А. С. Пушкина и в Эрмитаже.

«Москва – город Гогена, Сезанна и Матисса»
А. Бенуа

Две главные коллекции

Самыми большими частными собраниями западноевропейского искусства в начале XX века остаются коллекции Сергея Ивановича Щукина и Ивана Абрамовича Морозова. Обе коллекции охватывают одну эпоху, начиная с импрессионизма, и идеально дополняют друг друга, во всей полноте представляя творческий путь того или иного художника. Несмотря на довольно схожие тенденции в собрании и составе художников, коллекционеры имели абсолютно разные подходы в выборе работ. Щукин руководствовался чувствами и покупал то, что нравилось. Дочь коллекционера вспоминает, что необъяснимое возбуждение и чувство нервной дрожи было лучшим советчиком Щукина по выбору картины. Страсть предпринимателя, будь он в XXI веке, явно сделала бы его любимчиком аукционистов.

Коллекция С.И. Щукина

С.И. Щукин – предприниматель, часто лично руководил процессом создания рисунков и расцветок для тканей на фабрике, что повлияло на его восприятие колорита и рисунка и подготовило к новой живописи.

schukin-and-co

Христиан Корнелиус Крон. Портрет С.И. Щукина, 1915

«Я куплю его (натюрморт), но прежде я должен взять его и, если он все еще будет интересовать меня, я оставлю его за собой».
С. Щукин

Коллекционер был не только любителем, но и горячим пропагандистом своего собрания нового западного искусства. Щукин дал возможность московской молодежи близко познакомиться с новейшей французской живописью. Сам с удовольствием водил экскурсии и открывал юным ищущим ребятам «окно в Париж», которое только подкрепляло их мечты о поездке на Запад.

«Щукинские лекции и восторженные пояснения новых веяний живописи Парижа имели последствием потрясение всех академических основ преподавания в Школе живописи, да и вообще всякого преподавания и авторитета учителей, и вызывали бурные толки, революционировали молодежь и порождали немедленную фанатическую подражательность»
Сергей Щербатов, Художник в ушедшей России, 1955

Щукинское собрание стало признанной московской галереей современного искусства и даже входило в список главных достопримечательностей столицы для зарубежных делегаций. Война, революция и последующая эмиграция в Ниццу стали решающими факторами для коллекционера, который не только окончательно перестал собирать предметы искусства, но и вовсе порвал все связи с художественным миром. Матисс, для которого Щукин был одним из главных патронов, настаивал на общении во Франции, однако бывший страстный коллекционер категорически сводил его на нет.

schukin-and-co

Анри Матисс. Мастерская художника (Розовая мастерская), 1911

Примечательным для Матисса был случай встречи на вокзале. В связи с поездкой на виллу к престарелому Ренуару, художник искал коллекционера в вагоне первого класса, тогда как тот мирно ждал фовиста (художника – прим.ред.) в салоне второго.

Коллекция И.А. Морозова

«Русский, который не торгуется»

schukin-and-co

В. Серов. Портрет И.А. Морозова, 1910

Характер собрания Ивана Абрамовича Морозова, самого увлекавшегося живописью в ранние годы, отличался сдержанным и рассудительным отношением к вопросу искусства. Коллекционер никогда не торопился с выбором и с легкостью мог вносить коррективы в собрание. Четкое видение состава собрания, сформированное по правилам заполнения галерейного пространства, послужило причиной того, что в коллекции так никогда не появилось «идеального» Мане, так желанного не только самим Иван Абрамовичем, но и его множественными советниками из художественной среды, которые мечтали увидеть работу великого импрессиониста в Москве.

Как и все начинающие коллекционеры, Морозов сначала покупал работы на выставках. Однако, самые выдающиеся работы были приобретены в тайных кладовых Бернхеймов, Дюран-Руэля и Воллара: коллекционер быстро научился выуживать шедевры, оставленные дилерами для лучших европейских галерей. Собрание Морозова также включало работы и непризнанных русских художников, которые являлись частыми гостями коллекционера. Предприниматель был не прочь делиться работами, и шедевры из его коллекции экспонировались на русских и иностранных выставках. На популяризацию коллекции среди русской публики повлияли статьи Маковского и Тугендхольда в журнале «Аполлон», сопровожденные богатыми иллюстрациями. Тяжелая работа по дополнению коллекции и доведению ее до музейного уровня была омрачена Первой Мировой войной, после которой коллекционер переключился на покупку только русской живописи.

schukin-and-co

Обложка журнала «Аполлон»

Ни один коллекционер в мире не мог похвастаться таким потоком картин, как размеры перевозок из Парижа в Москву: только лишь у одного Морозова в сумме около 200-300 тысяч французских франков.

Общественное мнение в России начала XX века

Непризнанные ни на Родине, ни за границей западные, да и русские шедевры (оцененные, в случае коллекции Щукина, по современным рыночным ценам в 8,5 млрд долларов) нашли свой приют в стенах особняков, подарив русской публике возможность стать первыми поклонниками новой западной живописи. Сейчас трудно представить себе ту силу сопротивления, непонимания и отрицания, которые встречало это искусство. Но даже самые передовые деятели художественного мира с криками и руганью убегали из особняков коллекционеров.

«Сергей Иванович щадил торговых людей и не сразу ошарашивал их живописным неистовством. Помню, что привезя из Парижа серию Гогенов, выдерживал их долго»
Сергей Виноградов

Специализированные издания

Пальма первенства в популяризации западного искусства в России и открытии новых источников вдохновения также принадлежит специализированным журналам, целью которых стало отражение актуальной художественной ситуации во всем мире.

На рубеже XX-го века журналы «Мир искусства», «Аполлон», «Золотое руно» поочередно являлись проводниками в мир зарубежной культуры, печатая на страницах своих изданий крупноформатные репродукции работ иностранных художников, репортажи с иностранных выставок и фотографии частных отечественных собраний. Для интересующейся публики журнал был доступным средством знакомства с современными художественными достижениями, однако, и не дешевым – подписка стоила 15 рублей в год.

schukin-and-co

Специализированный журнал «Мир искусства»

Поездки в Париж

Некоторые русские художники, в живописи которых явно видно глубокое влияние нового западного искусства, нередко видели работы вживую на выставках в Париже. Поводом для одной такой массовой поездки за рубеж была русская выставка на осеннем Салоне 1906 года, организованная Дягилевым под названием «200 лет русской живописи и скульптуры». Ее целью было заявить о русской культуре на мировой художественной арене – идея, принадлежавшая А. Н. Бенуа.

schukin-and-co

В. Серов. Портрет Сергея Павловича Дягилева с няней, 1906 год

Молодые русские художники, приехавшие в Париж на средства Великого князя Владимира на помощь Дягилеву, окунулись в мир европейского современного искусства со страниц «Аполлона» и «Золотого Руна». Как минимум доподлинно известно, что все побывали в Гран Пале на ретроспективе Гогена, что подтверждается «гогеновским периодом» в творчестве юных художников.

«Матисс, Пикассо и Ван Гог и для нас, спецов, были тогда неожиданными, и мы-то с трудом и руганно разбирались в них»
Кузьма Петров-Водкин

Выставки отечественного и иностранного современного искусства

Вопреки многим представлениям о положении Российской Империи в начале XX века как о стране, находящейся не на первых местах в списке мировых лидеров в области культуры, Москва была первым городом, где прошла зарубежная выставка французских мастеров, обогнав Лондон (выставка импрессионистов в столице Соединенного Королевства прошла двумя годами позже).

«Как шикарно жить в Москве, здесь кутят с вечера до утра, это жизнь, настоящая жизнь. Благодаря этому у города есть свое лицо и образ, примитивный, совершенно прекрасный и даже немного дикий»
Анри Матисс

Беспрецедентная выставка-продажа 1908 года, организованная коллекционером и издателем журнала «Золотое Руно» Н. П. Рябушинским, представила более 50-ти французских художников и скульпторов. В следующем году после грандиозного успеха у зрителей и довольных коллекционеров выставка повторилась. Представленные работы далеко не всегда получали одобрение, но вызывали большой интерес публики, объясняемый любопытством к новому неакадемическому творчеству западных и отечественных художников.

Однако, не только Москва могла похвастаться статусом города-хозяйки выставки новейших течений русского и зарубежного искусства. Благодаря «Салонам» Владимира Издебского, Киев, Одесса, Рига, Херсон и Петербург в 1909-1911 годах могли познакомиться с работами русских, французских и немецких современных художников. К сожалению, противники «безумного» искусства устраивали публичные скандалы и провокации, что в сочетании с убыточностью передвижных вернисажей привело к закрытию салона.

schukin-and-co

«Матисс зажился у него (С.И. Щукина – прим.): пьет шампанское, ест осетрины и хвалит иконы; не хочет-де в Париж»
А. Белый

Русский вклад в развитие западного искусства

Не только западное искусство повлияло на развитие русской художественной жизни, но и Россия внесла свой вклад в развитие западного искусства. Так, русские заказчики стали причиной появления таких работ, как панно «Танец» и «Музыка» Анри Матисса и панно Мориса Дени для музыкального салона Морозова.

Пьер Матисс, сын художника, на вопрос написал бы его отец панно такого масштаба без Щукина, отвечал: «Да для кого же?».

Финансовая поддержка русских коллекционеров давала художникам свободу в выборе заказов, что позволило мастерам полностью окунуться в творчество и сотворить свои лучшие работы. Москва и ее культура также впечатляли иностранных гостей. На Матисса, во время посещения современной столицы в 1911 году, произвело сильнейшее впечатление древнерусское искусство, после чего агитируемые Пикассо, Ван Донген и ряд других художников, соблазненные его рассказами о русской иконописи, приезжают в Москву.

«Я десять лет потратил на искание того, что ваши художники открыли еще в 14 веке. Не вам надо ездить учиться к нам, а нам надо учиться у вас»
А. Матисс

Мы можем только предполагать, как бы сложилась история искусства, если бы русские художники не имели подобных источников вдохновения и подражания. Вряд ли можно было бы увидеть кардинальную смену направления. Фактом остается то, что художники начала ХХ века, чувствующие острую необходимость в переменах, благодаря западным «урокам» смогли свести десятилетия. Сравнительно небольшое количество влюбленных в искусство и имеющих вкус и интуицию людей стало причиной не только просвещения и эстетического удовлетворения русской публики, но и появления русского авангарда в том виде, о котором мы знаем сейчас.