Кадр из фильма «Одиннадцать друзей Оушена», 1960

Художественно-постановочный мир кино завораживал многих людей со дня его возникновения (конец ХIХ в). Со временем менялись люди, с ними стили. Уходили целые эпохи, приходили новые. А режиссеры должны были адаптироваться к различным новшествам, которые преподносило им их постоянно омолаживающееся ремесло.

К 1960-му году многие традиции уже сложились в кинематографе. Как мировому столпу коммерческого кино, Голливуду приходилось претерпевать постоянные изменения, чтобы оставаться на плаву.

И даже такой мастер, как Льюис Майлстоун (настоящее имя – Лев Мильштейн), режиссер таких картин, как «На западном фронте без перемен» (1930), «О мышах и людях» (1939), «Триумфальная арка» (1948), был вынужден менять привычки по ходу своей карьеры.

Майлстоун, а также Питер Лоуфорд, которому принадлежала идея постановки, сняли в 1960-м году фильм «Одиннадцать друзей Оушена» с Фрэнком Синатрой в роли Дэнни Оушена. В ленте приняли участие все участники «Rat pack» («Крысиной стаи»), кроме Хамфри Богарта, который умер до начала съемок. Роль жены Оушена Биатрис досталась Энджи Дикинсон, которую называли «талисманом» стаи.

Кадр из фильма «Одиннадцать друзей Оушена», 1960

Режиссер был уже в довольно пожилом возрасте. Тем не менее, он снял весьма интересное кино, в жанре фильма-ограбления, ему совсем не свойственном. Тут он в первый раз задействовал в своей работе цветную пленку и совместно с “Rat pack” фактически создал новый жанр в киноиндустрии.

Завязка в фильме немного затянута. Пока нам представят всех будущих участников «ограбления века», проходит добрая половина фильма. Но это и даже некоторую театрализованность постановки сглаживает отличный юмор вполне в английском стиле, чего часто не хватает американским картинам.

Большинство диалогов создавалось экспромтом. Главные герои хорошо знали друг друга и отлично импровизировали. Сценарий задал планку и тон повествования, но участники «стаи» сходу находили более интересные реплики, нежели сценарные.

«Да, с вами говорит автоответчик, вы набрали верный номер, теперь положите трубку и больше так не делайте», – Дэнни Оушен, отвечая на звонок.

Кадр из фильма «Одиннадцать друзей Оушена», 1960

Скорее всего Синатра не догадывался, что, заинтересовавшись проектом и забрав главную роль у Уильяма Холдена («Сансет бульвар» (1950), «Сабрина» (1954)), он вложит свою лепту в создание нового жанра: комедийных фильмов-ограблений. Собравшись перед камерами как на собственном шоу, Синатра и его друзья непринужденно вели повествование о близкой им тематике.

Концовка фильма вышла довольно арт-хаусной, что ставит ленту в своеобразное положение аутсайдера, в отличие от многих последующих ремейков и просто картин того же жанра. Драматично-философский конец отсылает нас к прежним заветам ремесла, но общий фон с легкостью и изяществом бросает вызов прежним стандартам.

Стоит ли говорить, что ремейк, снятый через 41 год, имеет мало общего с оригинальной лентой.

Стивен Содерберг, с начала своей карьеры известный своими малобюджетными, интеллектуальными проектами («Кафка» (1991), «Секс, ложь и видео» (1989), «Царь горы» (1993)), к 2000-му году переключается на более коммерчески выгодные проекты, такие как «Эрин Брокович» (2000) и трилогия Оушена (2001, 2004, 2007).

После выхода «Больницы Никербокер» в 2014 году, ценители его ранних работ простили ему его отчасти шаблонные постановки. Сериал явно является ярким и вдохновленным детищем режиссера, в котором он занимает сразу 3 кресла: режиссерское, операторское и кресло монтажера.

Тем не менее, 2001 год ознаменовался выходом первого ремейка оригинальных «Одиннадцати друзей Оушена» с Джорджем Клуни и Бредом Питтом в главных ролях. Клуни в ремейке заменил на посту Дэнни Оушена, сладкоголосого Фрэнка Синатру.

Кадр из фильма «Одиннадцать друзей Оушена», 2001

Изначально Стивен Содерберг собирался снимать первый ремейк черно-белым, что дает обнадеживающую мысль: возможно, Содерберг представлял этот фильм как трибьют к оригиналу намного больше, чем тот в итоге вышел (несмотря на то, что оригинал был цветной). Но черно-белая пленка определенно дала бы свой эффект. Студия одобрила, но только при условии значительного сокращения бюджета. Поэтому режиссер и отказался от этой идеи. В итоге лента оказалась скорее продолжением традиций Гая Ричи («Карты, деньги, два ствола» (1998), «Большой Куш» (2000)) в собственной манере режиссера.

Содерберг сказал, что этот фильм был для него возможностью дать аудитории «удовольствие от начала до конца». Он хотел, чтобы это был «фильм, которому ты просто сдаешься, без стыда и сожаления».

Скорее всего, такая задумка Содерберга не удалась. Хотя сборы и окупились больше, чем в 5 раз, эстетически и эмоционально получилось ниже уровня самого режиссера.

Возможно, главная проблема ремейка заключается в том, что повествование перенесено в наше время. Тут же пропала романтика истории первого фильма, где бывшие сослуживцы, когда-то бравые солдаты 82-ой воздушно-десантной дивизии, а ныне романтики и джентльмены средних лет доказывают всему миру, и себе, что они еще на что-то годятся и даже могут обойти охранную систему пяти лучших казино Лас-Вегаса.

У Содерберга же все строится на том, что в прошлом подельники и друзья Дэнни Оушен и Расти Раян встречаются снова. Они объединяют под своим началом разных людей с криминальными умами и не менее криминальным прошлым. И бравость тут вроде уже не при чем, просто несколько людей собрались, чтобы в один момент нажить себе состояние.

Особенно это заметно в сцене у фонтана, которая была навеяна концом оригинальной ленты. Когда герои дня «вдохновленно» смотрят на «Танцующие фонтаны» Вегаса, складывается впечатление, что это то, чего они и хотели: светлого будущего, которое покроет их новоприобретенное материальное благосостояние.

Кадр со съемок фильма «Одиннадцать друзей Оушена», 2001

Кино всегда будет одним из самых массовых из существующих видов искусств. И голливудские режиссеры до сих пор стараются нас удивить, и лучше всего это у них получается, когда они перестают вести себя «по-голливудски». Мало кто хочет опускаться в глубины своей души, чтобы отыскать там что-то действительно стоящее для следующей экранизации.

А жаль, ведь если бы режиссеры со временем, становлением карьеры, приходящей известностью, не теряли юношеского запала к самокопанию, неуверенности в приходе завтрашнего дня, недовольству социумом, то, возможно, человечеством владели бы не столько бытовые и потребительские идеи, сколько более философско-рефлексические мотивы сознания.

Нужно также отметить, что в 2018 году планируется выход четвертого ремейка, который будет являться женским спин-оффом трилогии, продюсируемый Содербергом и Джорджем Клуни. Скорее всего предполагается, что фильм выплывет за счет выдающегося женского состава, что не исключено, но на мой взгляд эксплуатировать идею надо было заканчивать еще после первого ремейка. Тем не менее я рада буду ошибиться, хотя бы потому что сама питаю теплые чувства к касту новой ленты.

Кадр из фильма «Восемь подруг Оушена», 2018