Часть  II

А давайте посчитаем, сколько верблюдов можно отдать за девчонок? Будешь с нами? — обратился ко мне подвыпивший парень, сидящий рядом.

Ну, хорошо, давай, — выбора у меня особо не было, и я неохотно вступила в игру.

Тысячеликий Париж </br>(продолжение)На эту вечеринку меня позвала Элен, дочь хозяина моей студии, и вот уже минут сорок, как я жалела о том, что приняла это приглашение. Анна, девушка, у которой проходила вписка, была наполовину русская (по маме), но по-русски знала только два слова: «Спасибо» и «До свидания», причем постоянно путала их значения. Беззаботная юность этой представительницы парижской золотой молодежи проходила в трёхэтажной квартире с эксклюзивным ремонтом в буржуазном шестнадцатом округе. На столе стояли бутылки коллекционного вина по несколько сотен за штуку и свежеиспечённая ароматная  пицца из соседнего ресторана.

-Итак, какой у тебя размер груди? — парень начал допрос, параллельно вводя мои ответы в приложение на смартфоне.

Оказалось, за меня можно было отдать только три верблюда, что довольно скромно, потому что за сидящую на соседнем диване арабскую красотку — целых восемь.  

На поиски туалета ушло немало времени, пока я разобралась во всех этих уровнях и коридорах. Наконец, когда я уже была у цели, я вдруг заметила, что прямо напротив унитаза на полочке возле каких-то банок стоял небольшой снимок, на котором был запечатлён весьма солидный месье в обнимку с девочкой. Мужчина выглядел очень респектабельно и смотрел прямо мне в глаза. Судя по всему, это был отец Анны. Наверное, он был врачом или бизнесменом, раз мог позволить себе такую жизнь.

«Довольно странный выбор места для семейной фотографии», — подумала я и, смущаясь, развернула рамочку к стенке.

С первых минут, как только ребята узнали, откуда я, они принялись вспоминать все самые зашкварные стереотипы о русских и примерять их на меня, как бы стараясь найти им подтверждение.

-Нет, ну ты же понимаешь, что тебе, например, могут говорить разные оскорбления прямо в лицо, ты же всё равно даже не знаешь, что они значат! — парню явно было по приколу меня стебать.

Я хотела было сказать, что слишком люблю французский язык, чтобы обойти стороной самую интересную часть его лексикона, и что о французских ругательствах я знаю не меньше, чем он, но промолчала. Забавно было наблюдать, как он выпендривался, думая, что я ничего не понимаю.

русские в париже 102

Иллюстрации: Julia Burja

В какой-то момент концентрация шуток про водку и Путина стала зашкаливать и я, ссылаясь на неубедительные аргументы, поспешила смыться.

-Мне жаль, я не знала, что так будет… — Элен почему-то извинялась за то, что притащила меня на эту тусовку.

-Да ладно, всё нормально. Слушай, мне только не понятно, как так получилось, что Анна вообще не говорит по-русски? Её мама что, с ней никогда на родном языке не общалась?

-Насколько мне известно, там… короче, мало что, кроме денег, интересует… — таков был ответ.

Меня на тот момент тоже мало что, кроме денег, интересовало, так как моя скромная зарплата заканчивалась очень быстро, и постоянно приходилось думать о том, где бы их достать, чтобы выжить.

Мы расположились в холле пятизвёздочного отеля. Интерьер бился в золотой истерике, доказывая нам, как дорого он стоит.

русские в париже 103

-Никаких денег вам платить я не собираюсь, потому что я итак вам предоставляю массу возможностей для того, чтобы вы могли зацепиться и познакомиться с нужными людьми, — закатывая глаза, выступала перед нами одна из организаторов закрытого модного показа, в котором меня пригласили принять участие. Привело меня туда желание подзаработать, а тут выяснилось, что никаких денег мне не заплатят.

Когда, сидящая напротив дама, которая также входила в число администраторов мероприятия, после приторных разговоров о том о сём внезапно принялась  толкать нам рекламу своего брачного агентства, мне сразу стало всё понятно.

-Я уже столько девушек замуж тут выдала, ни одна еще не жаловалась! Раньше было как: моими клиентами были, в основном, простые люди, из маленьких городков, фермеры там…

Я не удержалась и хихикнула. Женщина, замолчав на мгновение, грозным взглядом просверлила дырку в моей голове и продолжила.

— … так вот, фермеры, короче, обыкновенные французы. Теперь же у меня все клиенты парижане, да ещё и люди не бедные. Не волнуйтесь, девочки, у моего агентства очень хорошая репутация.

русские в париже 104

Зарекаясь больше никогда не откликаться на сомнительные объявления, я всё же отработала свою проходку, потому что моя совесть не позволила мне слиться в самый последний момент и подвести дизайнера, которая оказалась очень милой и вполне адекватной.

После показа, который, к счастью, завершился даже быстрее, чем я ожидала, мы какое-то время сидели в гримёрке. Русскоязычные девушки переговаривались между собой:

-Вот он мне говорит «жё тэм, жё тэм», а мне это по барабану. Ну ничего не чувствую я к его «жё тэм». А сама вспоминаю своего бывшего парня, как он называл меня «Моя малэнька», и у меня аж внутри всё сжимается… А папа говорит: сиди уже там! Вернёшься, по кочкам нашим пару раз проедешь в маршрутке, ностальгия сразу кончится…

-Девочки! — вбежала довольная ассистентка, — всё отлично было, молодцы. Ко мне уже подошли и сказали, что кое-кто там понравился, хотят познакомиться, так что я сейчас всё узнаю и вернусь к вам.

Не став дожидаться этого торжественного момента, я пожелала дизайнеру успехов и ушла домой.

русские в париже 105
русские в париже 106

-Я здесь уже семь лет живу. Одно время хотел в Москву перебраться, но потом что-то передумал, —  как-то невесело улыбнувшись, сказал Игорь.

Ему было около тридцати, и он был бывшим легионером. Я много слышала об Иностранном легионе, даже читала одну книжку, в которой подробно рассказывалось о том, кто и как попадает в это военное подразделение, поэтому старалась не задавать ему лишних вопросов. Подъезжая к Монмартру, Игорь уверенно достал из бардачка какую-то бумажку, ткнул ею в лицо суровой женщине в погонах и беспрепятственно свернул в закрытый переулок. До места назначения мы добрались явно быстрее тех, кому доступ туда был запрещён. Усмирив свое любопытство, я снова оставила свои вопросы при себе.

Легионеры во время службы получают довольно неплохое пособие и другие пряники в виде полного содержания за счет французского государства. По истечении контракта они имеют преимущество при оформлении гражданства, а, отслужив двадцать лет, могут рассчитывать на пожизненную пенсию. После выхода из Легиона, Игорь решил обзавестись собственным делом. Он организовал трансферную компанию VIP-класса, по сути — работал водителем для русскоязычных туристов.

-Сделаем всё по высшему разряду, чтобы тёлочки визжали! — смеялась сидящая на переднем сидении Алина. Она приехала в столицу на курсы по пиару в сфере люкса и помогала Игорю с рекламным продвижением его бизнеса, рассчитанного на тех, для кого Париж — это авеню Монтэнь, Кафе де Флор  и Елисейские поля.

русские в париже 107

Игорь припарковался у самого подножия знаменитой лестницы, и я вообще не была уверена, что это легально, так как других машин вокруг я не увидела. Туристы изумлённо смотрели на нашу компанию, потому что автомобиль Игоря и орущий из него на полной громкости хип-хоп не могли не привлекать внимания.

-Так, устрицы были вчера, сегодня будем есть мидии, — сказал он, когда мы уселись в одном из ресторанов на площади Тертр.

русские в париже 108

Когда официант поставил передо мной огромную кастрюлю этих варёных чудовищ, я засомневалась в собственных силах, но, к моему удивлению, в итоге справиться с ней оказалось проще, чем я думала. Гораздо сложнее дела обстояли с вином.

-Что-то ты как-то совсем не пьёшь, — настороженно подметил Игорь, когда увидел мой почти нетронутый бокал.

-Ну, есть такой косяк, да…-  стыдливо опуская глаза, ответила я.

Когда мы вернулись к авто, мои подозрения насчёт нелегальности парковки почти подтвердились, потому что возле него нас уже ждал полицейский, но Игорь снова волшебным образом разрулил ситуацию, и мы спокойно уехали, заглушив своим музлом жалобную песенку сидящего на ступеньках уличного гитариста.

русские в париже 109
русские в париже 110

-Вот, видите, это мы сейчас проезжаем Нёйи-сюр-Сен, очень красивый элитный район. Здесь когда-то мэром был Саркози. Вообще, многие знаменитости здесь живут… — рассказывал нам Игорь. Вдоль дороги стояли аккуратные двухэтажные домики с ухоженным газоном. Местные жители неторопливо прогуливались по идеально чистым тропинкам небольшого уютного парка.

У меня же Нёйи ассоциировался вовсе не со знаменитостями.

русские в париже 202

— Знаешь, я хочу вернуться в Россию, — странно поглядывая на меня, осторожно начал Мишель, он же Миша. — Тебе как вообще здесь?

-Ну, нормально вроде бы… — неуверенно ответила я.

Тысячеликий Париж </br>(продолжение)

 

Мы сидели в кафетерии и цедили из пластиковых стаканчиков отвратительный кофе, купленный в автомате.

-Нет, серьёзно? Здесь же ничего нет… — он небрежно откинул волосы назад и впился в меня испытующим взглядом. По его глазам я догадалась, что о жизни он размышлял довольно часто.

Я не совсем поняла, что он подразумевал под «ничего нет», но почему-то сочувственно кивнула.

— В Питер хочу. У меня там бабушка живёт…

русские в париже 112

Судя по его рассказам, когда-то давно его семья покинула разваливающийся Советский Союз. Миша вырос в Европе, уже давно путал окончания русских глаголов, но последние несколько лет сознательной жизни подумывал переехать на свою историческую родину. Одетый с иголочки, с виду — типичный парижанин, немного меланхоличный, он иногда вставлял русские матерные словечки в свою речь, слушал русский рэп и произносил слово «Питер» с необычным акцентом, как-то нараспев.

-Думаю, может, поучиться там где-нибудь… Сам не знаю пока, как там у вас это устроено…

-Холода не боишься?

-Нет, — засмеялся он, — я уже был зимой в Новосибирске, так что холода я не боюсь.

Тогда я подумала, что человек, который был зимой в Новосибирске, наверное, знает о холоде всё, и, по-видимому, его желание не сиюминутная прихоть, а вполне обдуманное решение круто изменить свою жизнь.

русские в париже 113

Отодрав свою голову от подушки в шесть утра, я ощутила всю прелесть работы в две смены.

Линия 13. Впихнув свое тело в переполненный поезд где-то между грустной бабулей и сонным мужчиной в деловом костюме, я ненадолго впала в анабиоз, пока меня не разбудил ласковый женский голос: «Конечная. Будьте осторожны при выходе из вагона…». Приняв к сведению это предупреждение, я поползла к главному входу на факультет, где меня и остальных уже ждала наваленная гора железа, столов, табуреток, шин, досок, мусорных баков и всякого барахла. Забастовка. Любые попытки проникнуть внутрь заканчивались позорным фиаско. Активисты были настроены решительно и агрессивно. На моих глазах разъярённая девчонка набросилась на одного смельчака и чуть не порвала пацану рубашку.

Вот уже третий месяц во Франции проходили манифестации против «закона Эль-Комри», который должен был заставить французов больше работать, поэтому подобные сюрпризы перестали меня удивлять.  

— В общем, похоже, урок отменяется, — растерянно произнёс стоявший неподалёку преподаватель, параллельно набирая сообщения для тех, кто ещё был в пути.

«Жаль, ведь теперь мне не придётся целых три часа смотреть видеозапись концептуального хореографического спектакля, в котором голый мужчина в позе эмбриона натягивает свою мошонку на спину», — подумала я и, имитируя глубокое разочарование, поскакала обратно.

Это был мой последний день в Галери, и мне работалось, как никогда. Я улыбалась что есть сил и, кажется, даже перестала чувствовать боль в стопах и коленях. Не без сожаления попрощавшись с командой моего агентства и заткнув чёрные лодочки поглубже на дно своей сумки, я радостно выпорхнула из универмага, как птичка из золотой клетки.

Погода в этот день была просто замечательная. На небе ни облачка, тяжёлый влажный воздух был наполнен ароматом молодой зелёной листвы.

Я сидела на скамейке в Люксембургском саду и, стараясь ни о чём не думать, разглядывала прохожих. Не думать не получалось.

русские в париже 114

— Послушай, блошка моя, уезжая, ты делаешь шаг назад! — вспоминала я, как мой знакомый Амьен отеческим тоном пытался наставить меня на путь истинный. — Ты проделала большую работу, и теперь просто так возьмешь и всё испортишь?

Тысячеликий Париж </br>(продолжение)Амьен приехал во Францию из Камеруна. Он был программистом, делал приложения для смартфонов и мечтал открыть собственную фирму. В родной стране с этим были большие проблемы. Главным препятствием оказался человеческий фактор. Париж стал для него местом, где его мечта начала приобретать реальные черты, и с каждым годом он медленно, но уверенно двигался к своей цели. Возвращение на родину для него оказалось бы равносильным фатальному поражению. По-видимому, мою ситуацию он рассматривал под таким же углом, а я злилась и пыталась доказать ему обратное. Мы тогда ссорились прямо на улице, и люди косо поглядывали на нас, пытаясь понять, не пора ли вызывать полицию или мне ничего не угрожает. Когда дело дошло до спора о целесообразности войны в Алжире, стало ясно, что нас уже понесло куда-то не туда и разговор зашёл в тупик. Каждый стоял на своём.

«…хорошо здесь все эти статуи короли королевы а там театр Одеон я была там однажды смотрела чеховскую Чайку забавно так Чайка в эстетике Брехта столько крови было закалывание козла необычно где-то здесь Козетта гуляла с Жаном Вальжаном где-то здесь Ахматова изменяла Гумилёву с Модильяни надо было тогда сразу купить большой порошок а так каждый раз в прачечной по два евро дороговато выходит интересно а как они подстригают эти кусты так ровненько красиво если бы наводнение всё-таки наступило я бы утонула в моей-то конуре на ре-де-шоссе вместе с консьержкой мы прям как пассажиры третьего класса на Титанике наверное я всё же не получу свой диплом Дюбуа же меня продинамил с этим курсом надо было не пропускать первое занятие конечно налоги двадцать процентов это прям офигеть но с другой стороны я же не виновата что заболела приехала бы на это первое занятие и умерла бы там у него на сцене ладно какая-то старушка сюсюкается с внуком мило в принципе по-любому мне это должно помочь наверное я надеюсь да нормально всё будет а так что в моей ситуации просто смена декораций интересно кстати что Париж как и Питер начался с маленького острова из грязи в князи можно сказать ведь Лютеция это от латинского грязь наверное всё же идея Парижа это один из самых удачных и самых прекрасных симулякров в нашей культуре так я в Лувр и не сходила…»

русские в париже 115

Там были крокодилы,
Были орангутаны,
Ужасные рептилии
И белые бараны,
Там были также крысы,
Котёнок и щенок,
Все в сборе — даже львица,
Слон и единорог!
По паре всякой твари
Привёл двуногий вождь
Взошёл он сам едва лишь —
Как хлынул сильный дождь!
Когда слепой волной
Ковчег был унесён,
Пал на колени Ной:
«Господь, я сделал всё!»

Знакомая мелодия вернула меня к реальности. Очнувшись от своих размышлений, я оглянулась вокруг и поняла, что всё ещё находилась в парке, в Париже, во Франции. Группа каких-то подростков с зелёными платками на шее маршировала по аллее, бодренько напевая ту самую детскую песенку, с которой я когда-то очень-очень давно начинала учить французский язык. Именно в тот момент я вдруг поняла, что этот отрезок моего пути пройден, и неуверенный шаг назад был единственной возможностью двинуться дальше.  

Начало интересной истории читайте в статье «Тысячеликий Париж» (часть 1).

О закулисье главного универмага Парижа читайте в статье Анастасии Лазаренко «Добро пожаловать в Галери Лафайет!»

Наблюдения автора за художниками, творящими в центре культурной столицы – на Монмартре – читайте в статье «Высокое искусство. Трудовые будни на Монмартре».