Желание обрести счастье присуще всем людям на земле. Мы гонимся за ним, а когда едва-едва ощущаем его мягкое прикосновение к нашим проходящим жизням, боимся упустить. Счастье. «С-ч-а-с-т-ь-е» невольно срывается с обветренных губ взрослого ребенка. Легкое, неземное, как шелестящие крылья бабочки, которую мы все стараемся поймать, не повредив при этом крылья.

И сегодня нашу невесомую «papilio» будут звать «любовь». Внезапно вспыхивающая искра, зажигающая теплый пляшущий костер внутри, отбрасывающий апельсиновые блики на все течение жизни человека. Источник света под черным бархатным одеялом, в котором кто-то прорезал бреши для мерцания звезд – абстрагирование от бесцельного существования, придуманное только для двоих счастливых. Шелк на глазах – вызов окружающим, подкладывание желтых газет под сырые дрова – готовность двух судеб проводить спичкой, отдающей серой, по шершавой поверхности совместного построения собственного дома страсти, в котором мелодией дня станет отлетающий гулким эхом равномерный стук кресел-качалок.

Разумеется, столь неуловимое чувство не могло оставить творцов равнодушными. Живописцы взмахами кистей изображали отношения людей веками, подавая зрителю взгляд на мистику чувств под личной призмой. Рене́ Франсуа́ Гисле́н Магри́тт – бельгийский художник-сюрреалист так же не смог обойти бессмертную тему стороной.

«ВЛЮБЛЕННЫЕ» («ЛЮБОВНИКИ»)

Рене Магритт написал картину «Влюбленные» масляными красками в 1928 високосном году. Художник, составляющий неразрешимые ребусы бытия, пускающий туман иного восприятия, заставляющий, прежде всего, думать над своими трудами. Наблюдатели не могут решить головоломку мгновенно так же, как и узнать точный ключ к постижению личности живописца – мысленный вопрос «Что я вижу?», превращающийся в вопрос риторический.

Рене Магритт предлагает уникальную возможность самим стать творцами – творцами собственных мыслей. Возможно, взглянуть на картину, но что значит картину увидеть? Может, глаза будут всего лишь проводником, связывающим смотрящих с отражением действительности? Никто не сможет с уверенностью объяснить наброшенное на героев картины «Влюбленные» холщовое полотно: есть ли это то самое черное одеяло с прорезями для двоих или же символ отчужденности близких? Возможно, тот факт, что картина написана в двух различающихся экземплярах, служит недостающим паззлом в пейзаже восприятия.

Слившиеся в поцелуе

tkan-chuvstva

Рене Магритт, «Влюбленные», 1928

На первом полотне застыли две опьяненные друг другом фигуры, чьи головы окутаны белой струящейся тканью. Возможно, Рене Магритт хотел отразить смотрящие, но не видящие глаза двух влюбленный людей, которые не только не замечают никого вокруг, но и, возможно, не замечают друг друга, как бы парадоксально это ни звучало.

Изучение покрывается влечением, не давая двум странникам, каковыми они являются, открыться полностью. Страсть, мешающая обнажиться не только физически, но и морально, пригласить другого увидеть тихий синий ход мыслей, острые пики восприятия, свежесть зелени собственного «я» щёлк! – запечатленный пейзаж внутреннего мира шурша выскальзывает из-под принтера мироздания.

Ткань на фигурах – метафора «потеряли голову от любви». Или же ткань – защита уникального теплого чувства от завистливо покрасневших глаз окружающих? А может, это и вовсе изображение греховной страсти, стыдливо прикрытой тонкой полоской простыни, которая не сможет никому рассказать о тайне двух неизвестных? Множество интерпретаций, удовлетворяющих жажду ответа каждого – художник предпочитает не ставить точку в финале. Перейдем ко второму экземпляру картины, может, мы близки?

Пронзительные взгляды в никуда

tkan-chuvstva

Рене Магритт, «Влюбленные», 1928

Рассматривая вторую картину, можно заметить целый ряд отличий.

Рене Магритт изменяет фон, на котором запечатлены влюбленные. Действие первого полотна заключено в темные границы замкнутого пространства: грязно-серая стена давит на смотрящих, создавая атмосферу мрачности, в то время как фигуры на втором полотне освещены естественным светом далекого неба. Позади них раскинулась долина с посаженными деревьями. Все пространство тянется как жвачка, дает возможность сделать жадный глоток свежего воздуха. Напряженность сменяется умиротворением.

Теперь герои уже рассмотрели те самые пейзажные фотокарточки друг друга, открылись, и посему у них появилась возможность начать изучать мир внешний. Ниспадающие полотна не могут помешать насладиться его красотой   фанерные стены с грохотом упали.

Кто эти таинственные незнакомцы? Почему они изображены именно так? Никто никогда не узнает, что именно Рене Магритт вкладывал в создание картины. А может, это и есть познание

ДОСТОЕВСКИЙ

Сюрреалистическая картина «Влюбленные» могла бы стать отсылкой к роману Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание», иллюстрирующей отношения главных героев романа – Раскольникова и Сони Мармеладовой.

Центральные герои ощущают острую потребность общения. На фоне исторгающихся несчастий они находят отражение спасения собственных тонущих душ. Подтверждение тому – признание Раскольникова «белокуренькой» девушке в пугающем совершенном деянии – убийстве.

Фигура Сони словно окутана той самой струящейся тканью с картины Рене Магритта. Героиня не только выслушивает угрюмого юношу с бледным утонченным лицом, но и принимает заплетающиеся объяснения иного восприятия мира, пропуская их через себя и обнажая свою отнюдь не хрупкую сущность. Готовность бороться за любимого человека до последнего, не давай ему рухнуть в пропасть осуждения.

Раскольников же готов, крутанувшись на пятках, изящной рукой с тонкими пальцами откинуть все былые предубеждения, нитяными стежками шириной в 1 сантиметр, простроченные аккуратом вдоль всей судьбы Сонечки. Постыдный способ добычи денег есть естественная потребность выживания среди отбора.

С одной стороны, ткань отделяет наших героев от презрительных взглядов свистящей толпы предрассудков, с другой – выступает некой преградой между ними. Ведь, несмотря на нужду спасения, Раскольников не сразу открывается девушке, вплоть до финала они узниками стоят посередине комнаты с воздвигнутыми стенами. И только когда тайн не остается – правда ломает их – увесистая тяжесть груза на душе растворяется. Забавно – арестант в сознании, будучи на свободе, превращается в свободного, будучи на каторге. Качели жизненного противоречия.

Как Рене Магритт и Федор Михайлович разнолико изображают чувства, так и в настоящей жизни они простирается на сотни связующих параллелей. Вы скажете это невозможно по всем известной аксиоме, но рвущиеся навстречу друг другу души никому не удастся заключить в рамки просчитанных фигур или в строгий рационализм задач на бланке экзамена. Это кем-то случайно брошенная щепотка оксида хрома, вспыхнувшая, пылающая, горящая изнутри. Гормональный дисбаланс, контролирующий мозговую деятельность. Невидимое полотно, небрежно накинутое на двоих. Вопрос лишь, задевает ли его край совместную почву бытия, или же кто-то готов броситься во внешний мир при первой возможности?