Фотографии: Анна Аристова

В своих ролях сдержанная, жёсткая и сухая, в жизни актриса Вера Панфилова невероятно открытая и мудрая девушка, как волной накрывающая окружающих своей позитивной энергией. Хотя стойкости и характера ей тоже не занимать. Она родилась в творческой семье: бабушка и дедушка – актёры, мама – журналист, папа – рок-музыкант. Благодаря воспитанию и внутреннему стержню, Вера всегда остаётся верна своим твёрдым жизненным принципам и ожидает от других того же самого. Она не скрывает своего мнения, каким бы они ни было, но при этом прямолинейность и уверенность в себе не мешает Вере с любовью и уважением относиться к каждому. Она мечтает, чтобы и другие не забывали, что любой человек – это уникальная и неповторимая вселенная.

родилась в Москве 1 сентября 1991 года

в 2008 году училась в Школе-студии МХАТ в мастерской Кирилла Серебренникова

в 2009-2013 – на режиссёрском факультете ГИТИС в актёрской группе мастерской Сергея Женовача

номинация «Лучшая женская роль» премии «Золотая маска» в спектакле «На траве двора» театра им. Вл.Маяковского

театральная премия «МК» за лучшую женскую роль за спектакле «Русский Роман» театра им. Вл.Маяковского

ГДЕ МОЖНО УВИДЕТЬ ВЕРУ:

СЕРИАЛЫ:

  • “Остаться в живых”, реж. Андрей Малюков
  • “Лучше, чем люди”, реж. Андрей Джунковский
  • “Метод”, реж. Юрий Быков, Александр Войтинский
  • “Про Веру”, реж. Евгений Семёнов
  • “Пётр Лещенко. Всё, что было…”, реж. Владимир Котт
  • “Жизнь и судьба”, реж. Сергей Урсуляк

КИНО:

  • ”Бывшая”, реж. Евгений Пузыревский
  • “Гуляй, Вася!” и “Гуляй, Вася! 2”, реж. Роман Каримов
  • “Стартап”, реж. Роман Каримов, Евгений Ткачук
  • “Ёлки 1917”, реж. Тимур Бекмамбетов

ТЕАТР:

  • Московский академический театр им. Владимира Маяковского: “Русский роман” и “Кант”, постановка Миндаугаса Карбаускиса
  • Театр им. Ленсовета: “LIEBE. Schiller”, постановка Юрия Бутусова
  • “#Ямолодость”, постановка Семёна Баркова

КОРОТКИЙ МЕТР:

  • “Префект”, реж. Олег Коронный

Повзрослев, я осознала, как мне повезло с родителями. Огромная любовь и духовная наполненность, в которых я росла, – это, оказывается, редкость. Исключительно благодаря им я знаю, что такое любовь и, вообще, человеческие отношения.

Я была чудовищным подростком, который ничего не хотел делать, и, вообще, я считала себя самой классной. Мне казалось, что мир принадлежит мне. Наверное, это свойственно всем 15-летним. Слава Богу, я изменилась!

Детство – это простота и чистое восприятие мира, дети не лукавят. Эти качества в себе нужно беречь всеми силами.

Когда меня в первый раз не взяли в ГИТИС, я на зло всем решила поступить в любой другой театральный институт и пошла в Школу-студию МХАТ. Тогда главное для меня было доказать себе, что я могу.

Весь мир идёт на меня войной, и я иду войной на весь мир. В этом есть вызов, пробуждающий силу.

В каждом человеке есть горизонталь и вертикаль, по которым проходят свет и гармония. В мастерской Кирилла Семёновича Серебренникова я не смогла прочувствовать нужной мне вертикали, а без этого я не могу. Но я благодарна этому году в Школе-Студии МХАТ, именно тогда я поняла, что занимаюсь своим делом. Не отучившись там, я бы не поступила на режфак в мастерскую Сергея Васильевича Женовача.

Люблю одна кататься на машине и слушать музыку. Машина – это моя музыкальная комната и кабинет психотерапевта одновременно.

В фильме «Великая красота» Паоло Соррентино есть великой красоты фраза: «Через несколько дней после того, как мне исполнилось 65, я понял одну важную вещь: я не могу больше тратить время, делая то, что не хочу делать». Это фраза моего внутреннего направления: я не хочу тратить жизнь на то, что мне неинтересно.

Великая музыка – та, которая раскрывает твоё сердце. Это музыка сердца и души. Я не могу себя представить без неё. Если бы не было музыки, не было бы меня.

Мой первый спектакль был детским – «Мама-кот». Детский спектакль – это настоящая актёрская школа и профессиональная проверка, ты не можешь соврать. Дети всё считывают.

Быть артистом труппы, оказалось, совсем не моя тема. В труппе ты принадлежишь системе и не имеешь права выбирать – это считается неуважением и «неслужением». Мне подходит работа на контракте, в этом есть необходимая мне свобода. Моя жизнь – это единственное, что мне принадлежит. Хочется самой выбирать куда идти, что делать, и нести за это ответственность.

Что такое творчество? В слове «творчество» главное слово – Творец. И я стараюсь творить вместе с Ним, пытаюсь заниматься сотворчеством. А если заниматься всяким говном, то растрачивается Дар, внутри вырабатывается цинизм к происходящему вокруг, и ни о каком творчестве уже речи не идёт – это становится «работой».

Что бы ты ни делал – важно оставаться честным перед самим собой. Не врать себе – это самое сложное. Хоть какой-то компромисс внутри – это уже полумеры и враньё.

Очень хочется, чтобы продюсерское кино перестало быть ругательным словосочетанием. Ничего, кроме дёргающегося века, оно у меня не вызывает. Любая сложность существования, мысли в нём уничтожается, всё упрощается. Для меня в российском кинематографе продюсерское кино равняется отсутствию творчества. Потому что первая и главенствующая мысль – это бабки. В Голливуде тоже, по сути, продюсерское кино, но им удаётся снимать глубокие, сложные фильмы и при этом зарабатывать деньги.

Наша основная проблема в том, что создаётся нескончаемый поток жвачки, и, помимо зрителей, от этого страдают артисты. В этом потоке зритель не может запомнить даже лица, не говоря уже об именах и фамилиях. Артисту нечего играть, исчезло понятие «любимый артист», осталось только «известный артист», и то – за счёт частоты появления на экране. Это губит профессию.

Из российского кино мне очень понравился фильм «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов». После просмотра я вышла с ощущением поднятого духа и радости, веры в «светлое будущее» русского кинематографа, потому что увидела в нём авторский взгляд. Сколько уже лет прошло после выхода?

Мне бы очень хотелось чувствовать себя воином в актёрской профессии, проводником режиссёрской мысли, которая мне созвучна.

Мне бы хотелось быть внутри чего-то такого, что меняет людей, меняет в лучшую сторону. Быть в чём-то, что имеет право называться словом «культура». Мне бы хотелось сыграть роль в таком кино, которое будут смотреть люди спустя десятилетия. И меньше всего мне хочется «пукать в вечность», как говорила Фаина Раневская.

Все так любят говорить: «Кино – это вещь компанейская, не было бы тебя – не было бы меня, не было бы кино». Но у нас это отсутствует полностью. В военном фильме могут лежать полотенца из Икеи, просто потому что они тоже вафельные, как и тогда. И неважно, что такие же лежат у каждого на столе, у кого включен телевизор. Никому ничего не важно, никто ничем не горит, всё делается на от***. Это просто больно, мы сами себе наступаем на горло, сами себе не даём возможность получать удовольствие от того, что делаем.

Я не люблю светские мероприятия. Охарактеризовать их могу строчками из песни группы F.P.G.:

“…Сойдя в этот шумный неоновый ад,

Вхожу на помостки театра абсурда.

С усмешкой взирая на маскарад

Понтов, силикона и пудры,

Пафосных драм и глицериновых слёз,

Живущих за занавесом покрывала из звёзд.”

IMG_0603-1

Я очень рада, что в моей актёрской жизни случился сериал «Лучше, чем люди». Там я работала в команде с режиссёром Андреем Джунковским, оператором Ильёй Овсенёвым и художником по костюмам Настей Егоровой. Это те люди, которые занимаются, как раз, сотворчеством. Это та троица, которая находится в вечном поиске настоящего, из них прёт очень крутая энергия, они фанаты своего дела.

Роль в сериале «Про Веру» была для меня, наверное, самой сложной. Это была моя первая главная роль – сейчас я бы сделала от меня зависящие вещи по-другому. Но, в целом, это крутой подарок для артистки, учитывая, что у нас, в основном, девушки играют подружек и любовниц главного героя и никакой драматической нагрузки не несут. А в этом сериале всё ключевое действие положено на плечи героини, и она даёт динамику сюжету.

Очень люблю свою героиню Киру из фильма «Гуляй, Вася!». Это совсем не я, и мне по-актёрски было очень интересно существовать в этой комедийной форме. Режиссёр Роман Каримов предложил мне дико увлекательную работу, за что я ему очень благодарна!

Базовые составляющие отношений – любовь, благодарность и терпение.

 Что такое любовь? Апостол Павел всё сказал. Мне его слова близки, но, когда их читаешь, то понимаешь, что никто никого не любит, кроме себя. Да и себя-то никто не любит.

Любовь как музыка – ты её либо чувствуешь, либо нет.

Что меня восхищает в людях? Умение из ничего создать поле, которое объединяет всех в единый организм. Такое происходит на концертах редких, мощнейших музыкантов, фронтменов. Они открывают портал свободы и гармонии, ты чувствуешь силу, которая может победить зло. Меня восхищают люди, которые умеют объединять любовью. Мой папа умеет и каждый раз объединяет.

Я сентиментальна, люблю поплакать. Последний раз я плакала, когда слушала папину песню «Март» из его нового альбома «Посолонь»

.

Спектакль «LIEBE. Schiller» мы сделали впятером с моими однокурсницами и режиссёром Юрием Бутусовым. Это наша птица Феникс: из студенческого спектакля он превратился в серьёзную, глубокую для каждой из нас историю, нам всегда есть, что сказать нового. И очень важно, что мы его играем в Питере, где царит энергия рок-н-ролла и свободы.

АКТРИСА ЧИТАЕТ:

  • “Мудрость сердца”, Генри Миллер
  • “На восток от Эдема”, Джон Стейнбек
  • “Книга радости”, Далай-лама XIV и Десмонд Туту

АКТРИСА СМОТРИТ:

  • Сериал “Молодой Папа”, 2016, реж. Паоло Соррентино
  • “Между нами музыка”, 2017, реж. Терренс Малик
  • “Король”, 2019, реж. Дэвид Мишо

Подробнее о фотографе Анне Аристовой узнайте из статьи «Анна Аристова. Большое интервью с фотографом». С творчеством Анны на страницах Beatrice Magazine можно познакомиться в фотопроектах: «Внутри тебя», «Возвращение», «Ангел».

2-9 мая 2020 журнал Beatrice Magazine проводит мастер-класс фотографа Анны Аристовой в Провансе. Подробности по ссылке. Успейте забронировать место до 1 марта. Команда Beatrice Magazine будет ждать вас во Франции!