Не успев ещё получить диплом театральной актрисы, Виктория уже сыграла… в кино. Антивоенный фильм «Дылда», в котором она исполнила главную роль, взял приз за лучшую режиссуру в программе «Особый взгляд» и приз ФИПРЕССИ на Каннском кинофестивале 2019.

Роскошный рост в 182 см выдаёт Викторию при встрече, а вот в остальном она кажется очень разной со своей героиней. Короткая стрижка, которая очень идёт её женственному лицу, тёпло-карие глаза и пшеничные брови, открытость и задор – кажется всё противоположно задумчивой, молчаливой девушке с белыми ресницами и платиновыми волосами Ии. Но так ли это на самом деле? О том, что может заставить её заплакать, о своей нелюбви к популярности и курьёзах красной дорожки Виктория рассказала в интервью Beatrice magazine.  

Фотографии: Анна Аристова

Макияж: Дарья Святенко

Родилась 17 мая 1994 года в Иркутске

Окончила ГИТИС (мастерская Е.Б.Каменьковича и Д.А.Крымова)

ГДЕ МОЖНО УВИДЕТЬ ВИКТОРИЮ?

КИНО

  • «Дылда», реж. Кантемир Балагов

ТЕАТР

  • «Сказка про последнего ангела», Театр Наций

В подростковом возрасте мой рост казался мне дурацким: на физкультуре я стояла после парней. Мне было некомфортно, я горбилась, но потом поняла, что быть высокой – прекрасно.

Однажды в Иркутске я надела туфли на каблуке и не влезла в автобус.

Я очень люблю плотину ГЭС в Иркутске. Я спускалась на плиты, сидела там, готовясь к поступлению, и втайне курила. Помню, когда настраивалась, то прожигала сигаретой лист и думала, какая я хулиганка. Просторы, вода, лес, горизонт, ветер… мне это всё очень нравилось.

Я пошла учиться на актрису, чтобы приблизиться к той, какая я была в детстве. К тому ощущению, когда ты хулиганишь, а все вокруг этим восхищаются.

Перед съёмками «Дылды» я чувствовала себя невероятно целостно. Но так бывает, что что-то происходит, и приходит новый материал для внутренней переработки, и на это время ты ослабеваешь. Но в конце этого пути я должна стать ещё сильнее. Этот процесс продолжается до сих пор.

Я не веду блокноты с расписанием, и это иногда бывает проблемой: когда меня позвали на пробы к Кантемиру, я думала, что иду на другие пробы – на фильм про бомжей, которые борются с чудовищами.

Я недостойна говорить о войне из серии «я понимаю». Я не такой героический человек, у меня не такая сила воли. И даже если я прочитаю все книги и посмотрю все фильмы о войне, мне кажется, я не пойму.

«Дылда» – это история про людей, которые, скорее, чувствуют, чем думают.

В театре эмоции выражаются с помощью тела, голоса, жеста. В кино же так не получится. Там не нужно ничего показывать, играть. Надо просто чувствовать и тонко всё транслировать.

Кантемир хочет, чтобы ты давал больше, чем ты можешь, и это круто, потому что это приучает ставить высокую планку.

Поцелуй Ии и Маши – это близость между людьми, какая-то иррациональная близость. Друг уходит, и непонятно, что делать. Это не влюблённость, это животный страх.

Я не знаю, что мне делать с тем, что в мире происходит война, несправедливость, болезни и смерть.

Ия меня поначалу раздражала – такая вся плакучая ива. Ну что это такое? Почему нельзя всех послать и сделать по-своему. Но мне нужно было её как-то оправдать, понять её мироощущение.

Эта роль научила меня чувствовать и прощать, пересмотреть свои взгляды на любовь и её границы.

Любовь между Ией и Машей я рассматриваю вне полов. Маша для неё как мама, как сестра, как подруга – как близкий человек и поддержка.

Раньше мне казалось, что конфликты – это плохо, и я всячески старалась их избегать. Сейчас же считаю, что лучше сразу сказать, что не нравится. В итоге, ты выходишь на новый уровень честности и близости с человеком.

Когда человек делает что-то плохое – это потому что ему самому плохо.

Несколько лет назад мы с папой смотрели «Форрест Гамп», и папа сказал мне: «Вот видишь, Вика, есть на свете такие люди, вокруг которых всё меняется и люди вокруг них становятся лучше. Своей искренностью и любовью они делают мир чище». Стараюсь идти по жизни, помня слова папы про Форреста Гампа.

В магазин в Каннах, где мы Василисе подбирали платье, зашла седовласая женщина, лет 80 – у неё было очень морщинистое лицо, но с таким лёгким, красивым макияжем, стильно одета… Она вся светилась. И все старики в Каннах были такими. После этого я пересмотрела своё отношение к возрасту. Уверена, что у этой женщины тоже болят ноги и есть проблемы, но она наслаждается жизнью. Это так прекрасно, когда ты достойно несёшь свой жизненный опыт.

Надо мной шутят, что я похожа на Тильду Суинтон. В первый день в Каннах я её и увидела. Правда, я не люблю подавать виду, когда вижу кого-то знаменитого – я смотрю так, словно мне совершенно всё равно.

Мы сидели в ресторане, и я думала, что всё это какой-то сон: смотришь в окно – там красота, смотришь сюда – тут морепродукты, ты в Каннах, завтра утром фотосессия, в номер придут стилисты, визажисты. А до этого был выпуск спектакля в ГИТИСе, где мы сидели в пыльной аудитории, очень хотели спать, сами себе кое-как накладывали грим, ещё и потели в шубах – полный контраст с тем, что сейчас. Меня эти контрасты жизни забавляют.

На красную дорожку я надела огромные каблуки и очень боялась, что подверну ногу. Вообще, мне нравится ходить на высоких каблуках.

Красная дорожка – казалось бы, все долго готовятся. Но это не так: после фотосессии у нас было 15 минут, чтобы помыть голову и смыть макияж до прихода следующих визажистов, потом быстро подобрать украшения, одна серёжка, пучок в сторону – неважно, нет времени! Мы выбегаем, садимся в машины и едем… в пробках, хотя идти пять минут пешком.

Во время просмотра мы сняли туфли, потому что очень болели ноги. В конце все встают, хлопают, а мы с Васей надеваем туфли.

Сильные эмоции, как правило, выражаются у меня через слёзы. Папа называет меня Пьеро.

Я бы хотела сыграть Ирину из «Трёх сестёр». Ещё какую-нибудь красотку на шпильках, но такую, немножко с секретиком в кармане. И ещё, может быть, сумасшедшую старуху.

Я хочу пока что с театром разобраться – для меня это важно. А кино – редко, но метко. Я постоянно от всего отказываюсь. Это школа Кантемира – кто через неё проходит, становится избирательным.

Я не хочу сниматься лишь ради заработка. Пока жизнь позволяет чувствовать себя свободно, я не готова через себя перешагивать и не собираюсь это делать в дальнейшем.

Мне нравится, что меня пока не узнают на улице. Я ничего грандиозного в своей жизни не сделала, чтобы меня узнавали.

Я не хочу быть селебрити с кучей подписчиков. Это не мой путь.

АКТРИСА ЧИТАЕТ:

  • «Три сестры», «Чайка», «Скучная история», Антон Чехов
  • «Гамлет», Уильям Шекспир

АКТРИСА СМОТРИТ:

  • «Форрест Гамп», реж. Роберт Земекис
  • «Семейка Тененбаум», реж. Уэс Андерсон
  • «Великий диктатор», реж. Чарльз Чаплин

      

Подробнее о фотографе Анне Аристовой узнайте из статьи «Анна Аристова. Большое интервью с фотографом». С творчеством Анны на страницах Beatrice Magazine можно познакомиться в фотопроектах: «Внутри тебя», «Возвращение», «Ангел».