Автопортрет «За туалетом», 1909

Зинаида Серебрякова (1884–1967) – одна из немногих широко известных женщин-художниц. Наверное, каждый знаком с ее автопортретом «За туалетом» (1909) и картиной «Баня» (1913). Помимо произведений, посвященных России и теме русского «крестьянского» народа, замечательных портретов, в творческом багаже художницы есть многочисленные виды Парижа и Марокко. Дело в том, что Серебрякова половину своей жизни работала в Париже, в то время как родная страна даже не вспоминала о ней. Она была одной из многих художников «русского зарубежья», эмигрантов. Сейчас в художественном мире активно вспоминают ранее забытых культурных деятелей, открывают их творчество для широкой публики. Зинаида Серебрякова не стала исключением: в Третьяковской галерее за 3 года прошло уже 2 монографические выставки, наиболее полно представившие ее творчество и открывшие его ранее неизвестные стороны.

Интересно происхождение художницы: дочь известного скульптора Евгения Лансере (1848–1886) и Екатерины Бенуа – дочери архитектора Николая Бенуа, сестры архитектора Леонтия Бенуа (1856–1928) и художника, выдающегося историка искусств, основателя и идеолога объединения «Мир искусства» Александра Бенуа (1870–1960).

Л. Бакст «Портрет А. Бенуа», 1898

Очевидно, что девушка не могла не стать художницей, причем классической реалистической школы. Ее молодость прошла в Петербурге, в имении Нескучное. Множество известных работ было написано в этот период: «За туалетом» (1909), «Жатва» (1915), «Беление холста» (1917).

«Жатва», 1915

«Беление холста», 1917

Но Серебрякова была вынуждена в 1924 году покинуть Петербург после Революции, после смерти мужа, и оставить в (уже) СССР двоих детей, Татьяну и Евгения (Екатерина и Александр смогли попасть в Париж вместе с матерью).

Катя, дочь художницы, 1929

Портрет сына Александра, 1922

Именно в Париже (с 1924 г.) и во время двух поездок в Марокко (1928, 1932) художница создала большую часть своих произведений.

Серебрякова Бенуа 1

Париж, Люксембургский сад, 1930

Фес. Марокко, 1932

В Европе у нее было множество заказов, которые позволяли прокормить семью и работать творчески. В это время в Париже уже жил ее родной дядя – Александр Бенуа. Он, после посещения выставки в 1932 году в галерее Шарпантье, где были представлены «французские» и «марокканские» работы художницы, посвятил статью творчеству племянницы. Критику удалось остаться профессионалом, дать объективный отзыв и не перейти грань субъективного восприятия. Замечания критика очень точно могут описать искусство Серебряковой и актуальны по сей день. Стоит обратиться к статье знаменитого русского искусствоведа, чтобы в полной мере понять и оценить художественное наследие художницы.

В начале своей статьи А.Н. Бенуа признается, что испытывает «известную неловкость» при анализе работ племянницы, но критику все-таки удается отстраниться от образа «маленькой Зины Лансере». По его словам, он оценивает «одного из самых замечательных русских художников нашего времени».

10 Devushka-na-balkone-Katya.-1931

Девушка на балконе, 1931

Оптимизм и радость жизни, очарование и умиротворение – вот, что может описать творчество Серебряковой. Александр Бенуа отмечает особую теплоту, которая свойственна полотнам и графике: «В ее искусстве столько милой, ласковой прелести, оно такое по существу близкое, оно так просто и прямо говорит сердцу и уму, что трудно быть вполне объективным, когда говоришь о нем». Искренность светлых и легких портретов и пейзажей Серебряковой, несомненно, подкупает. Бенуа подмечает особенности, благодаря которым раскрывается ценность произведений художницы: «Искусство Серебряковой остается свободным; оно к тому же исполнено какого-то, я бы сказал, веселья, несомненно отражающего то состояние радостного возбуждения, в котором художница пребывает во время своей работы».

Портрет ребенка, 1943

Тата в танцевальном костюме, 1924

Персонажи картин словно дышат счастьем и радостью. Любовь к жизни в полной мере отражена в полотнах, созданных с настоящей детской непосредственностью. Александр Бенуа очень точно применяет к творчеству Серебряковой метафору «отдыхать на таком искусстве», что возможно лишь тогда, когда в произведениях «…царит прежняя милая свобода, в которых художник просто делится своим восторгом от красоты природы, когда он это делает с совершенным умением, с полным знанием своего дела».

Художница не создает никаких эффектов нарочито, не добивается чего-то определенного – каждый штрих и мазок является выражением души. Эту черту отмечает и Александр Бенуа: «С … исключительным мастерством она продолжает передавать живой блеск глаз, так же манит в ее передаче плотность, упругость и сияние тела, так же естественно красивы сочетания ее красок, с такой же классической легкостью ложатся мазки ее кисти и штрихи пастели».

Марокко. Улица в Марракеше, 1932

Сидящая марокканка, 1928

Водонос, 1928

Критик пишет о разносторонности искусства Зинаиды Серебряковой и обращается к ее марокканским работам: «Пленительна серия марокканских этюдов, и просто изумляешься, как в этих беглых набросках (производящих впечатление полной законченности) художница могла так точно и убедительно передать самую душу Востока». Действительно, художница тонко прочувствовала быт, культуру народа, атмосферу страны: «Сколько правды и своеобразной пряности в этих розовых улицах, в этих огромных базарах, в этих пестрых гетто, в толпах торгового люда, в группах зевак и апатичных гетер». Слово «пряность», используемое Бенуа, как нельзя точно соответствует восточным полотнам Серебряковой, ярким и насыщенных особенным колоритом страны.

Спящая обнаженная, 1931

Обнаженная марокканка, 1928

Бенуа говорит и о любимом жанре Серебряковой, «составившим ее славу» – ню, предпочитая не использовать этого термина («неужели нам так и не избавиться от уродливого слова “ню”?»). Тела обнаженных девушек удивительно красивы и пластичны. Каждая фигура словно говорит со зрителем с помощью языка тела, это индивидуальные и живые образы. Александр Бенуа отмечает, что «в этих этюдах нагого женского тела живет не чувственность вообще, а нечто специфическое, знакомое нам из нашей же литературы, из нашей же музыки, из наших личных переживаний».

Светлые работы Зинаиды Евгеньевны Серебряковой с их бесконечной радостью, добром и оптимизмом передают бесконечное наслаждение художницы красотой мира. Творчество Зинаиды Серебряковой – настоящий гимн жизни: написанный красками и блестяще представленный словом критика Александра Бенуа.

18 avtoportret 1956

Автопортрет, 1956

P.S.

Во времена Оттепели в 1966 году были разрешены контакты с Зинаидой Евгеньевной, и она наконец смогла встретиться с дочерью Татьяной. Работы Серебряковой показали в Москве, Ленинграде и Киеве, художница стала известна в родной стране и полюбилась зрителю. Но в сентябре 1967 года Зинаида Евгеньевна скончалась, так и не вернувшись на Родину.

Источник цитат:
Зинаида Серебрякова <статья> //Александр Бенуа размышляет… / Подг.изд., вст. ст. и ком. И.С. Зильберштейна и А.Н. Савинова. М.: «Советский художник», 1968.