«Я помню, кого мы рисовали… Это была одна из самых интересных женщин аристократического круга, просто, изящно одетая, только крупных жемчугов ожерелье служило ей украшеньем. Вся седая, что очень к ней шло, с молодым, здоровым и прекрасным цветом лица. Она была настоящей маркизой XVIII века, сошедшей со старинного портрета. При дворе ее называли «Сиянием», как нам потом сказала хозяйка дома. Это была княгиня Юсупова, графиня Сумарокова-Эльстон…».

Художник Леонид Пастернак

Semenova_Usupova

Зинаида Юсупова

Зинаида Николаевна Юсупова — светская дама и признанная красавица своей эпохи, наследница одного из богатейших родов России и благотворительница, она была одной из ярчайших представительниц российских элит рубежа XIX-XX веков. Современники описывали ее как женщину, с лихвой одаренную судьбой, но при этом скромную и достойную. Образ Зинаиды Юсуповой не раз оказывался в центре внимания, и мы предполагаем, что он, в числе прочих, оказал влияние на формирование вкусов модниц своего времени.

Semenova_Usupova

Княгиня в 18 лет

Зинаида Юсупова родилась в 1861 году в семье князя Николая Борисовича, последнего представителя рода Юсуповых. С самых юных лет в ней были воспитаны навыки будущей хозяйки дома, умеющей принимать гостей и поддерживать светские беседы. Кроме того, Зизи получила прекрасное образование. Когда девушка повзрослела, поклонники ее красоты выстроились в очередь за рукой и сердцем княжны. Обладая изящными манерами и положением в обществе, она могла бы выбрать в супруги европейского принца и претендовать на престол. Но Зизи решила иначе: ее избранником стал граф Феликс Сумароков-Эльстон, в браке с которым у княгини появилось четверо сыновей. Двое из них умерли в младенчестве, а двое других – Николай и Феликс – со временем превратились в образованных, статных и очень смелых молодых людей. Первый погиб на дуэли в возрасте 25 лет. Последнему суждено было прославиться участием в убийстве старца Григория Распутина.

Semenova_Usupova

З.Юсупова с супругом

Semenova_Usupova

Ф.Фламенг. Портрет З.Н.Юсуповой с сыновьями. 1894

В своих «Мемуарах» скандально известный князь Феликс Юсупов весьма лестно отзывался о собственном отце, признавая, однако, что отношения с ним никогда не были доверительными. Но строки, которые он посвятил матери, напротив, полны искреннего тепла и гордости: «Матушка была восхитительна. Высока, тонка, изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами. Умна, образованна, артистична, добра. Чарам ее никто не мог противиться. (…) Всюду, куда матушка входила, она несла с собой свет. Глаза ее сияли добротой и кротостью. Одевалась она изящно и строго. Не любила драгоценностей, хотя обладала лучшими в мире, и носила их только в особых случаях».

Несмотря на свою доброту и сострадательность, скромность и стремление быть полезной – княгиня активно занималась благотворительностью – Зинаиде Николаевне не чуждо было желание нравиться и поражать общество нарядами и драгоценностями невиданной красоты. Она была постоянной посетительницей светских мероприятий Петербурга и настоящей модницей, о чем свидетельствуют ее многочисленные портреты. Например, портрет кисти художника Фламенга, написанный им в 1894 году.

Semenova_Usupova

Ф.Фламенг. Портрет З.Н.Юсуповой в кресле, 1894

Рубеж XIX-XX веков – период перехода от историзма к модерну и зарождения женского движения, для которого характерны отказ от устаревшего и постепенное упрощение костюма. В это время слегка меняется женский корсет и, следовательно, силуэт, а также форма рукава, который становится уже; появляются новые цветовые решения и мода на легкие полупрозрачные ткани. Некоторые из этих изменений мы можем отследить, обратившись к портретному изображению. Княгиня облачена в светлое платье из легких тканей с расширенными вверху рукавами и относительно естественной линией плеч, благодаря специальным подкладкам придающее ее фигуре S-образный силуэт. Такой наряд предвещал тенденции, которые должны были вскоре завоевать сердца великосветских модниц. Подобный крой сохранял актуальность вплоть до 1905 года. Общество в это время шло все дальше по пути отказа от стереотипов: так, доктора начали признавать вред, причиняемый здоровью корсетами, и мода сделала еще один шаг в сторону более свободных и удобных одеяний. Наконец, в 1906 году знаменитый французский модельер Поль Пуаре, к фигуре которого мы еще вернемся, создал платье без корсета.

Еще одно, более позднее, выдающееся изображение Зинаиды Николаевны – это ее портрет кисти Валентина Серова, благодаря которому образ княгини навсегда останется в истории искусства. Юсупова изображена в комнате своего дворца на Мойке. Она спокойна, изящна и тонка. И снова детали – прическа, актуальный крой платья с облегающими рукавами и даже присутствие белого шпица – выдают в ней светскую даму, законодательницу мод. Она красива, но не холодною светской красотой, столь характерной для особ из высшего общества. Напротив, в ней, кажется, есть мягкость и теплота, которые сочетаются с полным отсутствием высокомерия. В 1902 году эта картина, с согласия модели, была представлена Сергеем Дягилевым на выставке «Русское искусство» в Париже, где привлекла внимание публики. Образ, созданный Серовым, как и портрет работы Фламенга, разошелся по миру в виде открыток, доступных самой широкой публике.

Semenova_Usupova

В.Серов. Портрет З.Н.Юсуповой, 1902

Параллельно с становлением модерна набирало популярность и этно-направление, а именно самобытный и ни на что не похожий старинный русский костюм. Мы уже писали о том, как, по нашему мнению, костюмированный бал 1903 года повлиял на творчество известных модельеров и на развитие моды в целом. Он стал предвестником многочисленных «русских» коллекций, созданных позже не одним всемирно известным дизайнером. На это грандиозное мероприятие были приглашены знатнейшие и богатейшие представители русского и иностранных обществ, а роскошные костюмы участников создавались выдающимися художниками и портными, среди которых была и известный российский модельер Надежда Ламанова.

Известно, что вышеупомянутый Поль Пуаре и Надежда Ламанова были не только знакомы, но и близки в своих творческих воззрениях. Она была одной из первых, кто вслед за великим мастером стал создавать модели без корсета, а он, в свою очередь, познакомил высокую моду с русским стилем, в который влюбился во время визита в Москву.

Semenova_Usupova

Бал 1903 года

Княгиня Зизи была, вероятно, одной из русских муз, покоривших Европу рубежа веков. Строить такие предположения можно уже по той причине, что, по словам очевидцев, она была ярчайшей участницей того самого костюмированного бала 1903-го года – последнего имперского торжества подобного масштаба. В день, на который был назначен бал, Зинаида Николаевна предстала свету в великолепном платье, расшитом самоцветами и отвечавшем моде XVII века, как было заявлено в приглашениях, а также в русском кокошнике и с нитками жемчуга на шее. На плечах ее красовалась отороченная мехом накидка, а пальцы украшали драгоценные перстни. Двоюродный брат царя великий князь Александр Михайлович в своей «Книге воспоминаний» писал следующее: «На балу шло соревнование за первенство между великой княгиней Елисаветой Федоровной (Эллой) и княгиней Зинаидой Юсуповой. Сердце моё ныло при виде этих двух «безумных увлечений» моей ранней молодости. Я танцевал все танцы с княгиней Юсуповой до тех пор, пока очередь не дошла до «русской». Княгиня танцевала этот танец лучше любой заправской балерины, на мою же долю выпали аплодисменты и молчаливое восхищение».

Semenova_Usupova

Елизавета Федоровна Романова

По словам Феликса Юсупова, когда государь попросил княгиню сплясать русскую, «она пошла, заранее не готовясь, но плясала так прекрасно, что музыканты без труда подыграли ей. Ее вызывали пять раз». Княгиня была столь артистична, что даже сам Станиславский говорил, что подлинное ее место – сцена. Неудивительно, что блистательная наследница огромного состояния вызывала восхищение, зависть и желание ей подражать. Ей удавалось предчувствовать новые модные веяния, и коллекции знаменитых кутюрье того времени только подтверждали эту способность.

Среди драгоценностей, принадлежавших Зинаиде Юсуповой, была настоящая легенда, владеть которой мечтали многие – крупная овальная жемчужина «Пелегрина», которую в середине XIX столетия американское издание Harper’s Magazine, пусть и ошибочно, оценило в полмиллиона долларов. Эту жемчужину можно увидеть на втором портрете Зинаиды Николаевны кисти Франсуа Фламенга.

Semenova_Usupova

З.Юсупова с жемчужиной

Последние годы жизни Зинаида Юсупова провела в эмиграции: судьба лишила ее семейных богатств и прежнего положения, но не смогла отнять у княгини ее красоту и великодушие. Она была, безусловно, символом женственности и одним из прекрасных лиц своей эпохи. Она, вне всякого сомнения, была также иконой стиля и примером для подражания, однако установить степень ее влияния на вкусы современниц достаточно сложно. Но, пожалуй, одно можно сказать наверняка: причиной ее особенного места в истории является отнюдь не внешность, не безукоризненный вкус и даже не баснословное состояние ее семьи. Княгиня Зинаида Юсупова запомнилась людям своим обволакивающим обаянием, внутренней силой и красотой поступков, которыми она наполняла жизни тех, кто ее окружал.

Сын Зинаиды Юсуповой также был известным законодателем моды. Подробнее о нем и модном доме Юсуповых читайте в статье «IRFE: как репутация Феликса Юсупова</br>помогала продвижению модного дома».