В партии Тени в балете "Баядерка". Снимок Наташи Разиной © Мариинский театр

Мэй Нагахиса – самая юная артистка Мариинского, в мае ей исполнилось восемнадцать лет. Сезон 2017/18 г. стал открытием этой хрупкой, пленительно-нежной балерины, приехавшей в Петербург по приглашению Юрия Фатеева, и.о. заведующего балетной труппой театра. За это время Нагахиса успела подготовить более дюжины новых партий, в которых, подобно принцессе из павильона Глициний «Повести о Гэндзи», сверкает свежей, юной красотой. Только слухи о её достоинствах, распространяясь, волнуют сердца [1], что же говорить о танце. Мы пригласили Мэй Нагахису на интервью, и оно получилось по-японски сдержанным и аскетичным.

Мэй, представьте себя, пожалуйста, в нескольких словах.

Здравствуйте. Меня зовут Мэй Нагахиса. Я – японка. Балетом я начала заниматься в три года. С 13-ти до 17-ти лет я обучалась в «Академии Принцессы Грейс» в Монако, и это мой первый сезон в Мариинском театре.

В партии Принцессы Флорины в балете "Спящая красавица" с Евгением Коноваловым. Снимок Наташи Разиной © Мариинский театр

Почему Вы выбрали Академию принцессы Грейс? Чему ее педагоги уделяют особое внимание? Расскажите, чем наполнена жизнь ее воспитанников, и какой ученицей были Вы сами.

Когда мне было двенадцать, я участвовала в конкурсе «YAGP» (Youth America Grand Prix, или «Молодёжное гран-при Америки» – международный юношеский танцевальный конкурс, ежегодно проводящийся в Нью-Йорке – прим. ‘BM’). Там меня заметил директор Академии Люка Масала, я получила школьную стипендию. Это были особенные четыре года моей жизни. Иногда было очень сложно, но на протяжении всего этого непростого времени я думала, что ментально и технически стану сильнее, и сейчас я осознаю, что это большая удача – иметь возможность обучаться в Академии. Все преподаватели и Директор уделяют много внимания каждому студенту и дают нам страсть и любовь каждый день! Я благодарна им за это.

В партии Сверстницы Джульетты в балете "Ромео и Джульетта". Снимок Наташи Разиной © Мариинский театр

Как сложилось так, что Вы начали заниматься балетом? Это хотели Ваши родители?

Когда мне было 3 года, мама привела меня в балетную школу. Это была мечта моей мамы, чтобы я стала балериной!

В партии Сверстницы Джульетты в балете "Ромео и Джульетта". Снимок Наташи Разиной © Мариинский театр

Вы очень юны, и вместе с тем новые партии появляются в вашем репертуаре так быстро, что невольно можно удивиться, когда только Вы успеваете готовиться. И репертуар Мариинского театра очень хорошо «лёг» на Вас и вашу выучку. Глядя на Вас, невозможно сказать, что ваша балетная школа – иностранная, не вагановская, а ведь иностранцы на русской сцене всегда видны издалека…

Да, это был большой сюрприз для меня – узнать вдруг, что у меня совсем мало времени на репетицию новых балетов. Конечно, в Академии у нас было много времени для подготовки Экзамена или выступления. Но я думаю, я все же потихоньку привыкаю.

В партии Сверстницы Джульетты в балете "Ромео и Джульетта". Снимок Наташи Разиной © Мариинский театр

У Вас были русские учителя в Академии? Расскажите, как готовятся Ваши новые партии, и кто из репетиторов Мариинского театра работает с Вами.

У меня не было русских учителей в Академии. Класс был более разнообразный, чем здесь… но я стараюсь использовать свое тело и работать так, как привыкла в Академии… также привыкаю к наклонному полу, в Академии у нас был только ровный пол (сцена Мариинского театра имеет наклон около четырех градусов – прим. ‘BM’). Поначалу было очень трудно вращаться и сохранять равновесие на скошенном полу. Мой репетитор – Эльвира Тарасова, и я очень этому рада! Она очень мила, добра, красивый и веселый человек, и настоящий педагог, которому можно доверять.  И движения, которые она показывает… это так красиво!

На репетиции с В. Кайшетой. Снимок Наташи Разиной © Мариинский театр

Приходится ли чем-то жертвовать ради балета? Как Вам дается профессия «артист балета»?

Мне всегда было тяжело вдали от моей семьи. С тех пор, когда я приехала в Монако (мне было 13), и до сих пор я постоянно скучаю по дому и моей семье… Но я выбрала сама эту жизнь. Вообще я думаю, это нормально для балерины – жертвовать чем-то.

Есть ли у Вас балетные кумиры?

Не могу сказать, что мне нравится только какой-то один артист, мне нравятся все артисты, чей танец красив и выразителен, танец души.

На репетиции с В. Кайшетой. Снимок Наташи Разиной © Мариинский театр

В чем Вы искали вдохновение и красоту, когда начались репетиции «Щелкунчика»? Ваша Маша такая мечтательная и хрупкая!

Показать характер Маши в Щелкунчике мне было просто, поскольку она – маленькая девочка, которая много мечтает, у нее богатое воображение. В этом она, как и я. Я старалась в каждом акте показать разные образы, получая при этом невероятное наслаждение от танца.

В вариации трио Друзей принца из балета "Лебединое озеро". Снимок Валентина Барановского © Мариинский театр

Как Вы относитесь к модерну и поиску новых форм танца? Всё это сейчас очень серьезно пропагандируется в балетном мире, но не всегда может быть названо искусством.

У нас было много классов по contemporary в Академии. Постоянно разные учителя со всего мира, в Академии очень много студентов, которые очень хороши в contemporary. Когда я начинала в этом жанре, я искренне не понимала, что в нем интересного… Но попробовав себя в нем и увидев много выступлений других танцовщиков, я начала понимать, что это тоже очень интересно. В contemporary у нас больше свободы, больше способов выразить себя, чем в классике. Часто, конечно, сложнее понять, о чем это, но часто и совсем просто. Но я все еще предпочитаю классику!

В партии Тени в балете "Баядерка". Снимок Наташи Разиной © Мариинский театр

О каких еще партиях на сцене Мариинского театра мечтаете?

Я просто обожаю Жизель, и моей мечтой, конечно, всегда была эта партия.

В партии Маши в балете "Щелкунчик". Снимок Валентина Барановского © Мариинский театр

[1] Мурасаки Сикибу. Повесть о Гэндзи. — Москва: «Наука», изд. фирма «Восточная литература». — 1993.

 

Интервьюер Екатерина Поллак
Перевод Максима Бекетова