Образы Одетты и Одиллии в «Лебедином озере» – одни из тех, что вольно или невольно «примеряются» балеринами на себя и загадываются на будущее. Не всегда желания совпадают с возможностями – для большинства артисток эстетические условия, которые выдвигает эта партия, недостижимы, однако еще реже бывает так, чтобы балерина, обладающая «лебедиными» линиями тела и выразительными руками, красиво очерченным подъемом стоп и многими другими достоинствами, «отказывала» себе в этом спектакле добровольно. Так произошло с первой солисткой Мариинского театра Олесей Новиковой.

Олеся Новикова и Филипп Стёпин (Принц Зигфрид). Снимок Валентина Барановского © Мариинский театр

За всю свою карьеру в стенах Мариинского она выходила в «Лебедином» лишь однажды, этот выход состоялся более семи лет назад. Еще была пара гастрольных проб «пера» и единичные выступления в дуэте вместе с супругом, премьером Михайловского театра Леонидом Сарафановым, но на этом лебединая история О. Новиковой обрывалась. Не упомяни балерина в одном из интервью о своем отношении к Одетте/Одиллии [1], можно было бы начать подозревать неладное. Однако причиной тому оказалась поразительная (для нынешних-то нравов балетной тусовки) черта ее характера – скромность.

Олеся Новикова - Одетта. Снимок Валентина Барановского © Мариинский театр

«Олеся жутко не любит этот спектакль, – ответил за смущенную вопросом о «Лебедином…» жену Л. Сарафанов.
Я вам так скажу: она жутко его стесняется и говорит: «Какой я лебедь?». А ее убеждаю: «Да ты прекрасный лебедь! И, без сомнения, ты прекрасно его танцуешь!», но вот ее постоянно гложут какие-то сомнения по поводу своего исполнения…».
Признание неожиданное, ведь даже видеозаписи ее редких выступлений подтверждают: она прекрасный лебедь, что же говорить о «живых» выходах в этой партии.

Олеся Новикова и Филипп Стёпин (Принц Зигфрид). Снимок Валентина Барановского © Мариинский театр

Тем более интригующей стала новость о том, что 3-го октября балерина станцует «Лебединое озеро» на исторической сцене театра. Ажиотаж в около балетных кругах дал понять: этот вечер ждут с нетерпением, возможно, даже с излишним предвкушением. Да и легко ли было не поддаться таким настроениям? На Youtube доступна полная запись ее спектакля 2011-го года, сделанная в Мариинском театре, – спектакля, в котором Новикова продемонстрировала обезоруживающий «стрит-флэш» по части технической интерпретации партии. Ею были усложнены многие вращения в выходах-соло и в дуэтах; там, где другие решаются только на один пируэт, Новикова безусильно исполняла два, три… Хотелось ли увидеть такое же техническое совершенство в адажио и вариациях теперь, семь лет спустя? Излишне лукавить: конечно, хотелось, но вместе с тем было очевидно, что вряд ли это окажется возможным. Слишком долгой была пауза. Зная о том, как быстро «уходит» из балетных ног хореографический текст, как теряется ориентирование в пространстве кордебалетных построений, etc., нужно сказать, что О. Новикова, вышедшая в малознакомом для себя спектакле, показала исполнение, в котором распознать «ненатанцованность» хореографии было практически невозможно.

Олеся Новикова - Одиллия. Снимок Валентина Барановского © Мариинский театр

Прима-балерина пусть и не по официальному статусу, но уровню мастерства и найденному, ни на кого непохожему стилю танца, Новикова – лебедь, выбивающийся из стаи мариинских лебедей. Последние (хотя и не все) избаловали публику сочностью живописного письма мастихином, в то время как птицы Новиковой, и белая, и черная, выписаны акварелью.

Сама стилистика балета построена на полутонах и полупозах – том, что англичане называют «understatement», иначе говоря, недосказанности, недоговоренности, когда имеют в виду больше того, что произносится вслух. Не потому ли ее танец будто бы окутан облаком сфумато? И в зыбких позировках Одетты-Новиковой, растворяющихся, как дым, повествующих о страхах и надеждах, о нежной душе плененной королевы, тоже было совершенство, хотя иного рода, не на уровне арифметических подсчетов количества пируэтов и секунд баланса.

Олеся Новикова - Одетта. Снимок Валентина Барановского © Мариинский театр

Белые акты балерина «выстроила» не на аттитюдных линиях, а на певучей протяженности арабесков, на тишайшем вхождении в позы и бесшумном «выходе» из них. Ее лебедь взмывала в арабеск и незаметно опускалась на воду, заводя за спину руки-крылья, вытягивая ноги с завораживающей линией изгиба, которую балетные ласково называют «сабелькой». Мягкие ronds с воспарением в à la seconde в вариации первого акта, чарующая кантилена адажио, показавшего, как гибко тело О. Новиковой, как выразительны и музыкально-чутки кисти рук, еле уловимыми движениями будто бы раздвигающие водную гладь, – все это тончайшие коннотации ее «акварельного» танца, который либо очаровывает с первых мгновений, либо остается непонятым.

Олеся Новикова - Одетта. Снимок Валентина Барановского © Мариинский театр

Не все удалось в «черной» вариации второго акта и коде – как раз-то во вращениях, в которых неизменно так стабильна О. Новикова, нежданно проступили неточности, но придет ли в голову акцентировать на них внимание? Балерине не впервые удается делать вещи просто невероятные, а выход в «Лебедином озере» после такого долгого перерыва – это свидетельство ее несомненного мастерства и таланта.

[1] Интервью О. Новиковой и Л. Сарафанова для телеканала «Ekb TV». Екатеринбург, 5.09.2018.